Приветствую Вас Гость!
Вторник, 26.09.2017, 19:14
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

О.В. Сазонов "История одного дома"

История одного дома.

Нужны ли Мичуринску красивые легенды? В конце 2015 года все вдруг вспомнили о доме на углу Набережной и Коммунистической улиц. Чем же знаменит названный дом? Вот, что пишет в 1969 году на страницах книги «Мичуринск», местный краевед Иван Никулин: «Одно из первых сложенных из кирпича зданий уцелело да наших дней. Это жилой дом. Стоит он на углу улиц Коммунистической и Набережной. Любопытно, что древние строители возвели его как раз в том месте, где проходила древняя крепостная бревенчатая стена с башенкой. Вот почему, несмотря на то, что кирпичная кладка предъявляет свои совершенно определенные требования к архитектурной форме, в этом доме живо угадываются принципы деревянного строительства. Самое старое жилое здание в нашем городе к тому же и самое первое из мемориальных: здесь проездом в Воронеж останавливался и, по преданию, некоторое время жил Петр Первый, облюбовавший на реке Воронеже место для строительства первых кораблей русского военного флота».

Ну что же, красиво, но не очень складно. Итак, во-первых, на месте упоминаемого дома никакой деревянной крепостной стены никогда не было. Наверное, сегодня уже каждый школьник знает, что деревянная козловская крепость находилась в районе площади Мичурина. Даже Ильинский монастырь находился за крепостной стеной, а это сегодняшняя улица Милиционная. Автор книги прибавил старинной крепости нашего города, как минимум четыре лишних квартала. Во-вторых, вся история о том, что в этом доме останавливался Петр Первый, и вообще, что он был когда-то в Козлове, не  подтверждена никакими архивными документами. Предположение о том, что Петр посетивший город Воронеж 13 раз, и соответственно неоднократно проезжал через город Козлов, тоже не убедительна. Только железная дорога в августе 1869 года соединила Козлов и Воронеж. Грунтовая же дорога из Москвы в Воронеж через Козлов не проходила.

Конечно, зная деятельную натуру Петра, трудно представить, что бывая в том же Липецке, он не посетил город Козлов, просто из своей природной любознательности. Тем более что здесь, в окрестностях Козлова долгое время, начиная со времен его деда - царя Михаила Федоровича, строилось большое количество стругов для донских казаков. Но, не интересны стали со временем Петру плоскодонные суденышки, использовались которые только для речного плавания, да и то, только в одну сторону – вниз по течению.

Наверное, не интересен был ему и наш город с мелководным Лесным Воронежем и вырубленными за долгое время строительства стругов, крепости  и земляного вала, когда-то вековыми лесами. Он грезил о море и о больших кораблях.    

И все же говорить о том, что Петр I в Козлове не был все-таки преждевременно, тем более жизнь императора достаточно хорошо известна. По его многочисленным письмам и документам легко можно составить маршруты его путешествий.

Единственный документ, датированный 1701 годом, который сегодня известен, хранится в Российском Государственном архиве древних актов, рассказывает о сборе подвод в Козлове и провожатых для «шествия» из Воронежа в Москву царя, царицы Параскевы Федоровны, царевича Алексея Петровича и царевны Натальи Алексеевны. Сбор этот касался других городов: 1) Алексина, 2) Бельского острожка, 3) Венева, 4) Донкова, 5) Дедилова, 6) Епифани, 7) Ефремова, 8) Козлова, 9) Корочи, 10) Крапивны, 11) Лебедяни, 12) Одоева, 13) Оскола Нового, 14) Серпухова, 15) Челнавского острожка, 16) Чернавска. Но, я считаю, что этого мало.         

Вернемся же к интересующему нас дому. Напомню, что Петр 1 умер в 1725 году. Кроме того, 20 октября 1714 года вышел указ Петра I, запрещавший строительство каменных зданий по всей стране, кроме Санкт-Петербурга. Разрешалось каменное строительство только церковных зданий. Запрет на каменное строительство действовал до 1741 года.

В Козлове же каменное строительство началось со второй половины 18-го века. И первыми каменными зданиями, конечно же, были церковные здания.

Вот как показан город Козлов в Экономическом описании Тамбовского наместничества за 1781 год: «Дворов в нем 269, жителей обоего пола 776. Публичные строения в нем таковы: градская крепость, именуемая кремль, окружена натуральным рвом. В крепости соборная церковь Покрова Пресвятой Богородицы, кладовая для хранения денежной казны, винный и соляной выходы – каменные, а присутственные места деревянные». Кругом Козлова было несколько предместий, лучших во всем наместничестве, так как в них изредка попадались каменные дома.

«Предместье города, по течению Каменки и Лесного Воронежа. Укреплено оно с восточной стороны речкою, а с других сторон земляным валом, и в нем приходских церквей две и семь каменных домов». «Сторожевская и Пушкарская слободы расположены по обеим сторонам большой Тамбовской дороги. Здесь выстроена каменная Тихвинская церковь да в этих же слободах два каменных купеческих дома». «По Ряжской дороге ещё Козловское предместье – Стрелецкая слобода. В нем две каменные церкви, Троицкая и Казанская, первая о двух этажах. Да в Полковой слободе – каменная Успенская церковь, да на Суходоле кладбищенская Воздвиженская церковь – деревянная.

Как мы видим - даже через полвека после смерти Петра I, каменных домов в Козлове было немного. Все эти факты, все более и более убеждают меня, что версия об остановке и проживании в этом доме Петра I, крайне сомнительна.

26 февраля 1782 года императрицей  Екатериной II был конфирмован (утвержден) план города Козлова, после чего центральная часть нашего города получила такой вид, который мы видим до сих пор (с небольшими изменениями). Город наш неузнаваемо изменился, вместо маленьких, узких, криволинейных улиц, он стал иметь ясно обозначенные улицы и площади.

Массовое каменное строительство в Козлове началось после печально известного пожара 1865 года, когда выгорело более 2/3 деревянных зданий расположенных в центральной части города.

В завершение своего повествования, представляю читателям документ – «запродажную запись», который поможет нам открыть новую страницу в истории этого дома. «1871 года декабря 8 дня, мы, нижеподписавшиеся Козловский мещанин Федор Андреевич Попов и Козловский 2-й гильдии купеческий сын Александр Николаевич Бубнов заключили между собою сию запродажную запись в нижеследующем: 1) я, Попов, запродал ему, Бубнову, родовой, принадлежащий мне, каменный двухэтажный дом, состоящий Тамбовской губернии в городе Козлове, во второй части на Троицкой и Бережной улицах, под коим земли: поперек Набережной улицы 14 ½ , в средине двора – 11, в заду – 10, в длину Троицкой улицы и с другой стороны по 23 сажени, доставший мне по раздельной записи между братом моим Козловским мещанином Павлом Андреевым Поповым, совершенной в Тамбовской Палате Уголовного и Гражданского суда 11 августа 1870 года под № 142, со всеми находящимися при доме надворными постройками на сумму 3000 рублей серебром; 2) Купчая крепость на эту продажу должна быть совершена в течение двух месяцев от вышеписанного числа, то есть к 8 февраля 1872 года; 3) Все расходы по совершению купчей крепости принимаю я, Бубнов, на себя; 4) В купчую крепость должна быть включена оговорка об очищении мною, Поповым и моими наследниками его, Бубнова и наследников от всяких в означенный дом закупщиков; 5) До совершения сей запродажной записи помянутый дом никому мною, Поповым, не запродан, не заложен, кроме Козловского Городского общественного банка и не отписан; 6) При подписании сей записи я, Бубнов, плачу ему, Попову в счет условленной цены за дом 600 рублей серебром, а из остальной суммы 1500 рублей серебром должны быть при совершении купчей крепости переведены на меня на Бубнова, 900 же рублей я, Бубнов, обязан уплатить при совершении купчей крепости; 7) В случае, я Попов, от совершения  купчей крепости в двухмесячный срок уклонюсь или откажусь, то обязан возвратить ему, Бубнову и заплатить ему 600 рублей серебром неустойки; а если от совершения купчей крепости откажусь я, Бубнов, то внесенные мной ему, Попову, 600 рублей серебром остаются безвозвратно в его пользу; 8) Подлинную запродажную запись иметь мне, Бубнову, а мне, Попову засвидетельствованную с неё копию. А что в акте сем на первом втором листе между строк приписано слово быть и в сей оговорке втором то верно. К сей запродажной записи Козловской мещанин Федор Андреев Попов руку приложил. К сей запродажной записи Козловской 2-й гильдии купеческий сын Александр Николаев Бубнов руку приложил. 1871 года декабря 8 дня, акт этот явлен у меня, Николая Егоровича Романова, Козловского нотариуса, в конторе моей, находящейся первой части на Московской улице в доме Почетного гражданина Кожевникова, Козловским мещанином Федором Андреевичем Поповым, живущим в городе Козлове во второй части, на углу Троицкой и Набережной улиц в собственном доме и Козловским 2-й гильдии купеческим сыном Александром Николаевичем Бубновым, живущим в городе Козлове во второй части на Троицкой улице в собственном доме, лично мне известными и имеющими законную правоспособность к совершению актов. По реестру № 114. Нотариус Романов. Печать.

Что дает нам этот документ? По крайней мере, восстанавливая историческую справедливость, дает нам право называть этот дом, эту усадьбу не усадьбой Бубновых, а усадьбой Попова-Бубнова.

У нашего города своя самобытная, очень интересная история. Давайте же изучать её более тщательно, ничего не выдумывая, не привязывая её известным историческим личностям. Для этого сегодня есть все возможности. 

Категория: Мои статьи | Добавил: Олег (12.09.2016)
Просмотров: 187 | Теги: дом Петра 1 | Рейтинг: 5.0/4
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]