Приветствую Вас Гость!
Суббота, 17.11.2018, 15:41
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

О.В. Сазонов "Козловские воеводы 17-го века".

Козловские воеводы 17-го века.

В системе центральных учреждений Московского государства XVI и XVII веков главенствующее значение принадлежит Разрядному Приказу, существовавшему с первой половины XVI века и до учреждения Сената в 1711 году.

Подчинение Разряду всего служилого сословия – придворного, военного и гражданского, ведение им ратного дела всего государства, обнародование распоряжений государя и много другое – все это составляло такую широкую сферу деятельности, какой не имел ни один  из остальных приказов. В городах подчиненных Разряду, в том числе и в Козлове, ведение ратных дел, и дел гражданского управления, принадлежало воеводам, назначение которых зависело от Разряда. Зависимость воевод от Разряда начиналась с того момента, как назначаемый, утверждался государем в этой должности. Отъезжая на службу в свой город, воевода получал от Разряда «наказ», в котором определялись воеводские обязанности по управлению городом. Приехав в назначенный город, и вручив старому воеводе царскую грамоту о его отозвании, новый воевода должен был «росписаться» со старым, т.е. заняться приемом города: осмотреть укрепления, казенные здания, «наряд», пересчитать денежную казну, перевесить военные и хлебные запасы, пересмотреть служилых и ратных людей. Во всех приемных статьях новый воевода должен был «счесть» (проверить) прежнего воеводу «с того числа, как в город приехал, да по то число, как он переменен будет. И буде чего против приходу в расходе и за расходом в остатке на лицо не будет, и ему (новому воеводе) то все на нем (старом) в казну великого государя взять сполна и отпустить его к Москве, а не взяв того начетного всего, ево … не отпускать».  

Описания и перечни всех приемных статей по городу вносились в особую книгу, которая называлась « росписным списком». Препровождая «росписной список» в Разряд, воевода в своей отписке извещал, что он сменил прежнего воеводу и с ним «во всем росписался и росписными списками разменялся». Это означало, что при приеме города все оказалось в наличности. Известие о «росписке» воевод вносилось в Разряде в «Записные книги». Кроме «росписных списков», воевода ежегодно представлял в Разряд отчет о состоянии крепостей и казенных зданий, о количестве служилых и жилецких людей, денежной казны, разных запасов, дел приказной избы. Эти годовые отчеты назывались «Сметными книгами». «Сметные книги» составлялись в конце года и отсылались в Разряд после нового года (до 1700 года отмечался 1 сентября).

В делах Разрядного архива сохранились наказы Козловским воеводам. Вот один из них, относящийся к городу Козлову и рассказывающий нам о смене Самойлы Биркина Иваном Кикиным в 1638 году: «Лета 7147 (1638)-го, декабря в 6 день, государь царь и великий князь Михайло Федорович всея России велел воеводе Ивану Федоровичу Кикину быти на своей государеве службе в Козлове городе на Самойлово место Биркина; а Самойлу по государеву указу велено ехати к Москве. И Ивану Кикину, приехав в Козлов, взяти у Самойла Биркина книги городу Козлову, строенья Ивана Биркина да Михайла Спешнева 144-го и 145-го году, и город и острог и ключи городовые и наряд, и в казне зелье и свинец и всякие пушечные запасы, и денежные всякие доходы, что есть в государеве казне, и в житницах всякие хлебные запасы, и наказ прежних воевод, и указныя грамоты о всяких государевых делах, и книги приходные и расходные деньгам и хлебу, и списки детей боярских, козловских помещиков и голов и атаманов поместных и стрельцов и козаков полковых и сторожевых и пушкарей и затинщиков, и всяких служилых и жилецких людей. Да Ивану ж Кикину взятии у Самойла Биркина земляной вал и стоялые острожки и всякие полевые крепости, которые по государеву указу, для береженья года Козлова и рязанских мест учинены от поля на реке от Челновой и на реке на Воронеже и в иных местах, и тому всему роспись за Самойловой рукою Биркина; и по той росписи всякого городового строенья и в городе колодезей и тайников у земляного валу, и стоялых острожков и всяких крепостей и всяких государевых дел и наряду, и в казне зелье и свинец, и всякие пушечные запасы, пересмотрити; а зелье и свинец перевесить, а в житницах хлебные запасы перемерити; и то все у Самойла Биркина взять ему на лицо, и Самойлом Биркиным во всем расписаться. А каков в Козлове город и острог, и каковы в городе и в остроге колодези, и каков земляной вал и стоялые острожки и всякия крепости, которые по государеву указу для береженья Козлову городу и рязанским местом учинены от поля на реке на Челновой и на Воронеже и в иных местах; и на скольких верстах и на саженях какие крепости учинены, и что в городе и у крепостей какого наряду каких ядер, и в сколько гривенок которое ядро; и что в Козлове в государеве казне зелья и свинцу и всяких пушечных запасов, и что каких денежных доходов, и в житницах хлебных запасов; и что приходных и расходных книг деньгам и хлебу, и что каких дел у Самойла возьмет; что в Козлове детей боярских козловских помещиков и атаманов и козаков и стрельцов и всяких служилых и жилецких людей; и что у кого детей и братей и племянников, и сосед и подсоседников конных и пеших с пищальми и со всякими бои; и ему то все велети написати в книги подлинно, по статьям, и те книги прислати к государю к Москве; а другие таковы ж книги держать в Козлове, в съезжей избе, за своею рукою. А козловским помещиком, детям боярским и атаманам и козакам и стрельцам и всяким служилым и жилецким людям, пересмотря по списком, велеть быть с собою в Козлове, летнею порою без вестей, переменяясь, а по вестям велел быти всем по списком. Да о городе ж и об остроге и о наряде и о зелье и о свинце отписати ему ко государю царю и великому князю Михайлу Федоровучу всея Русии в пушкарской приказ. И быти Ивану в Козлове и государевым царевым и великого князя Михайла Федоровича всея Русии делом промышляти, по городу и по острогу и у земляных крепостей под городком и по башням и по стенам караулы и сторожи и наряду пушкарей и затинщиков в день и в ночь держати, по прежнему государеву указу, переменяясь; и над караульщики и над сторожи и над пушкари и над затинщики смотрети почасту; и стрелецким и козачьим головам и сотником велети на караулах быти, переменяясь безотступно; чтоб стрельцы и козаки по городу и по острогу и по воротам и по башням и по стенам и на татарских самках в земляных городках и по башням а на валу, и пушкари и затинщики у наряду и у зелейной казны быти сполна; чтоб в городе и в остроге и в земляных городках и на валу однолично было все стройно и бережно. А в польские городы на Воронеж, на Елец, на Лебедянь, в Данков, в Танбов, в Шацкой и в иные городы, куды пригоже, отписати ему к воеводам и к приказным людям: что по государеву цареву и великого князя Михайла Федоровича всея Русии указу велено ему быть на государеве службе в Козлове; и что в городах у воевод про воинских людей каких вестей будет, и они б о вестях писали к нему в Козлов; чтоб ему про воинских людей всякие вести были ведомы. Да и вестовщиков ему в городах держать, переменяясь; чтоб ему в Козлове безвестну не быть; и отъезжие дальние и ближние сторожи держать по прежнему государеву указу; и в козловском уезде у крепостей, которые крепости учинены для береженья от воинских людей, по тому ж велети быти сторожем; и того беречись накрепко, чтоб тем крепостям воинские люди изгоном какого дурна не учинили, сел и деревень не повоевали, и людей не побили, и в полон не поимали. И вестей про воинских людей проведывать всякими обычаи накрепко, и по вестям станицы и подъезды посылать; чтоб воинские люди к Козлову безвестно не пришли, и дурна какого над городом и над острогом не учинили, и уезду не извоевали; и мимо б Козлова воинские люди на государевы украины безвестно не прошли и не прокрались никакими обычаи; чтоб от воинских людей государеве украйне война и иная никакая поруха не учинилась. А по вестям смотря, козловских всяких служилых и жилецких людей росписать в сотни, и на отъезжие на дальние и на ближние сторожи и в городе и в остроге, по воротам и по башням, по скольку в котором месте пригоже, и учинити и всяких людей голов, и списки головам дати и места указати, где кому в осадное время быти; и наряд по городу и по острогу по всем местам устроити, и пушкарей и затинщиков, и к наряду и на поворот черных людей росписати; и худые места у города и у острогу и на валу у земляных городков и у башен поделати и рвы почистить; и кадки по городу и по острогу и в земляных городках покласть, и колья и каменья на город изготовить, до приходу воинских людей заранее; и со всем осаду устроить накрепко, как в приход воинских людей, в Козлове в городе и в остроге и у земляного валу и в острожках и у всяких крепостей быти безстрашно и надежно. И жити ему в Козлове с великим береженьем не оплошно, и над головами и над ратными людьми в день и в ночь смотрети почасту; чтоб головы а с ними всякие служилые и жилецкие люди по городу и по острогу и по земляному валу и по городком по всем местам, и пушкари и затинщики у наряду стояли с великим береженьем не оплошно; чтоб воинские люди к Козлову безвестно не пришли, и дурна какого над городом и над острогом не учинили, и уезду не повоевали. А будет воинские люди придут к городу или на Челновую к земляному валу и ко всяким крепостям и Ивану Кикину, прося у Бога милости и у Пречистыя Богородицы помощи, над воинскими людьми государевым царевым и великого князя Михайла Федоровича всея Русии делом промышляти, сколько милосердый Бог помочи подаст; чтоб над воинскими людьми поиск учинить и воевать не дать и языков добыл, а себя и людей уберег. А будет даст Бог над воинскими людьми поиск учинится и языков возьмут, и Ивану тех языков распрашивати и пытать накрепко: сам ли крымской царь в Московское Государство пришел, или царевичей прислал, и кто имяны с царем и с царевичи крымские, и большого Нагаю и Казыева улусу и азовские и белогородские мурзы; и сколько с царем или с царевичи крымских и нагайских людей и азовцов, и яныченя с ними есть ли, и многие ль люди; и не большим ли собраньем крымской царь и царевичи в Московское Государство пришли, или по повеленью турского салтана; и в которых местах крымскому царю или царевичем, и сколько в войне быть; и не чаят ли приходу крымского царя и царевичей и больших крымских и нагайских людей и азовцов и янычан на Рязань и к Туле и к берегу и за Оку реку и под Москву; и у Азова на Дону нет ли турских и крымских и нагайских людей; и будет есть, и сколько каких воинских людей конных и пеших; и что у них у Азова и на Дону с донскими козаки делается, и чего вперед чает; и на каторгах ли турские люди к Азову пришли или сухим путем; и будет турские люди к Азову и на Дон пришли сухим путем, и которыми месты они к Азову и к Дону пришли; и в которых местах воды большия Дону и Днепр, и какими обычаи и о кою пору перелазили, и на Днепре турским людям от запорожских черкас какая помешка была ли; и наряд у турских людей для городового промыслу есть ли; и у турского салтана и у крымскаго царя с литовских королем ссылка есть ли; и будет есть, и о чем ссылка; и послы и посланники турского салтана и крымского царя в Литве, а литовского короля у турского бывали ль, и давно ли были; и перемирье меж ими учинено ль, и на чем помирились, и на сколько лет: о том о всем языков роспрашивати подлинно, и пытати про то про все языков на крепко; а что языки в роспросе и с пытки скажут, и Ивану о том писати к государю наскоро, с нарочными гонцы; чтоб государю про то про все вскоре было ведомо. Да и по городом к воеводам и к приказным людям про приход воинских людей писати ж; чтоб воеводам безвестным не быть; а языков присылати к государю к Москве с язычники, как с теми языки мочно проехать. А будет воинские люди придут войною на украиные места, а к Козлову и к Козловским крепостям приходу их не чает, и Ивану Кикину, сослався украинных городов с воеводами, на тех воинских людей посылати от себя голов, а с ними детей боярских и атаманов и козаков и стрельцов и всяких служилых людей, конных и пеших, смотря по вестям и по тамошнему делу; и велеть головам, сшодчись польских и украинных городов с служилыми людьми, над воинскими людьми государевым делом у крепостей и у рек на перелазах промышлять, сколько милосердый Бог помочи подаст; чтоб с Божиею помощиею над воинскими людьми поиск учинить, а себя и людей уберечь и государевы украины воевать не дать. А как из Козлова ратные люди будут в посылке, и Ивану в то время в день и в ночь, со всеми осадными людьми, по городу и по острогу, по всем местам стояти со всякими бои на готове, и беречись того накрепко, чтоб в то время воинские люди к Козлову безвестно не пришли, и дурна какого над городом и над острогом не учинили. А будет почает приходу воинских людей х Козлову, и ему тот час уездных всяких людей собрати в город в осаду, со всеми животы и с хлебом, и росписати уездных людей по городу и по острогу, и учинить у них голов, и списки головам дати, и места им указать, где кому в осадное время быть. А по каким вестям уездных людей в город збереть, и ему о том отписати к государю царю и великому князю Михайлу Федоровичу всея Русии тот час, и роспись осадную подлинную прислати за своею рукою в разряд. И житии ему в Козлове с великим береженьем, не оплошно, и беречись того накрепко, чтоб воинские люди городу и острогу и земляным и всяким крепостям какие порухи не учинили; а над головами и над всякими служилыми и жилецкими и уездными людьми смотрити, и беречи того накрепко, чтоб головы и служилые и жилецкие и уездные люди в городе и в остроге, по указным местам, стояли безпристани против наряду сполна. И государевым царевым и великого князя Михайла Федоровича всея Руси делом над воинскими людьми промышляти всякими обычаи, и того искать, чтоб за милостию Божию над воинскими людьми поиск учинить, и город и острог и земляной вал и всякие крепости уберечь, и под городом и у земляных крепостей стоять, и уезду воевать не дать. А как у него государево дело учнет делаться, и ему о том о всем писати к государю царю и великому князю Михайлу Федоровичу всея Руси почасту; да и в польские городы к воеводам о том писати ж; а польских городов воеводам, по государеву указу, в приход воинских людей, велено Кикину помогать над воинскими людьми, которые будут под Козловом промышлять, сколько милосердый Бог помочи подаст. А будет татаровя или иные какие воинские люди придут к которым польским городом, для войны или для городового стоянья, и Ивану, сослався в польские городы с воеводами, на тех воинских людей посылать голов, а с ним детей боярских и стрельцов и Козаков и всяких служилых и охочих людей; и велети головам, сшодчися польских городов с воеводами и с головами, городом помогати и над воинскими людьми государевым делом промышлять, сколько милосердый Бог помочи подаст; чтоб милостию Божию над воинскими людьми поиск учинить, и у городов стоять и уездов воевать не дать. А где Козловские стрельцы и козаки, для государевых дел в посылках будут, и ему Козловским стрельцом и козаком из государевы казны давати зелья и свинец, смотря по посылке, всем на лицо, при головах и при сотниках; и головам и сотникам приказывать накрепко, чтоб стрельцы и козаки в посылках даром зелья и свинцу без дела не теряли. А как стрельцы и козаки из посылок придут, а в посылках будет стрельцом и козаком стрельбы не будет, и Ивану то зелья и свинец у стрельцов и у Козаков имать в государеву казну, по прежнему, все сполна, сколько кому зелья и свинцу для посылок дано. А что в котором году, месяце и числе, и каким людям, и для каких государевых дел зелья и свинцу в расход выдет, и ему то все писати книги подлинно, по статьям; и присылать те книги ко государю к Москве в разряд и в пушкарской приказ, за своею рукою по годом, для счету. А держати ему зелейную и свинцовую казну, за своею печатью и ключи; зелейные и свинцовые казны держати у себя ж, чтоб однолично государеве зелейной и свинцовой казне никакие истерии не было; да и городовые и острожные ключи держати ему у себя ж; а город летнею порою велеть на ночь замыкать и по утру отмыкать, смотря по вестям; и стада конские и животинные велеть из города выпускать, разъездив около города и проведав про воинских людей; чтоб воинские люди у служилых и у жилецких людей конных и животинных стад не отогнали, и людей не побили и в полон на поимали. А будет придут в Козлов из Крыму или из Нагаю или от Черкасс на государево имя выходцы, или приедут с Дону атаманы и козаки, и Ивану тех выходцов и переезщиков и полоняников и донских атаманов и Козаков, на заставах и на отъезжих сторожах велеть расспрашивать: нет ли в тех местах, откуды они приехали, на люди морового поветрея. И будет в тех местах на люди моровое поветрее есть, и ему тот час по всем приметным местам поставить заставы крепкие; и тех выходцов и полонеников и атаманов и Козаков, за заставою, про всякие вести и про моровое поветрее велеть расспрашивать подлинно, за заставою; и те их распросные речи велеть переписывать на новую бумагу; и велети те их прежние распросные речи жечь, а на новой бумаге распросные речи велеть прислать к себе в Козлов, и те распросные речи в Козлове велеть переписывать на новую ж бумагу. Да о том писать к государю наскоро, и распросные речи присылать; а те отписки и распросные речи велети отдавать в Переславле Рязанском воеводам; а рязанским воеводам по государеву указу те отписки и распросные речи, переписав на новую бумагу, велети присылать к государю к Москве с рязанскими гонцы; а Козловских гонцов велено ворочать назад в Козлов, чтоб на Рязани и во всех городах от морового поветрея уберечись. А Ивану Кикину на заставах велеть головам стоять с великим береженьем не оплошно, и того велеть беречь накрепко, чтоб из моровых мест и с застав в Козлов и в Козловской уезд и в иные ни в которые городы, а из Козлова и из Козловского уезду и из иных ни из которых городов и уездов в моровые места и из застав никаков человек не проехал и пеш не прошел и не прокрался никакими обычаи; и в моровых бы местах и за заставами ни у каких людей нихто ничего не купил, и даром никто ничего не имал, и не провез и не пронес никаким обычаи; чтоб от того в Козлов и в Козловской уезд и в иные ни в которые здоровые места морового поветрея не нанесть; да и по городом на Воронаж, на Елец, на Лебедянь, в Данков, в Танбов, в Шацкой и в иные городы, куды пригоже, к воеводам о том отписать; чтоб воеводы в тех городах от морового поветрея, по тому ж, заставы крепкие учинили. А будет выходцы и полоненики и атаманы и козаки, на заставах и на сторожах скажут, что на Дону и в иных местах, откуды они приехали, милостию Божию, люди здоровы, и морового поветрея в тех местах на людей нет, и ему тех выходцов и полонеников и атаманов и козаков про всякие вести расспрашивать подлинно; и за которыми будут вести скорые, и ему тех переезщиков и выходцов и полонеников присылать к государю, к Москве, на подводах; да и кормец переещикам и выходцам и полоненикам в дорогу давати из козловских доходов, смотря по человеку, как им мочно сытым быть; а за которыми выходцы и за полонениками скорых вестей не будет, и ему тех выходцов и полонеников отпускати к Москве, и давати им проезжие памяти, за своею печатью. Да и того беречи накрепко, чтоб атаманы и козаки и стрельцы и пушкари и затинщики и воротники и кузнецы и всякие служилые и жилецкие люди жили в городе и в остроге с женами и с детьми и со всеми животы, по прежнему государеву указу; а выселяться из города и из острогу никаким людям, без государева указу, не давать; а для овощей, огороду и для хлеба, гумна велеть городским людям держати за городом и за острогом, в которых местах пригоже, не близко города и острогу; чтоб от тех городов и от гумен, в приход воинских людей и в приступное время, городу и острогу какая поруха не учинилась. А детям боярским козловцам и атаманам и козакам поместным велети в городе без вестей жити, переменяясь по полам, по две недели, а по вестям велети им быти в городе всем по списком; да и уездных людей велети ему в город збирати по вестям; а без вестей уездных людей в город в осаду не збирати, и в городе их без вестей для своей бездельной корысти не держати; чтоб уездным людям в тои волокиты и убытков не было, и пашен бы уездным людям не отбыть. А для осадного времени велети уездным всяким людям держать избы и клети и запасы всякие; чтоб однолично у всяких козловских людей в городе запасы всякие были готовые; да и того ему смотрити, чтоб у атаманов и козаков и у стрельцов были пищали добрые, и стрелять бы стрельцы и козаки были горазды; чтоб однолично никаков стрелец и козак без пищали не был; да и у посадских бы и у всяких жилецких людей, для береженья от приходу воинских людей, пищали были же у всех; чтоб однолично в Козлове стрельцы и козаки и посадские и всякие жилецкие люди были с вогненным боем. Да и того ему беречи накрепко, и по торгом не по один день велеть прокликав и заказ крепкой учинить: которые люди придут в Козлов из украинных и из северных и из рязанских городов и из уездов ко племени или для каких своих промыслов, и те б люди являть ему в съезжей избе; а не явясь бы никаков человек в Козлове на посаде и в слободах никто ни у кого не жил. И ему тех приезжих и прихожих всяких людей расспрашивая, записывать в книги: кто имяны и какой человек, и от куды и к кому, и для какого дела приехал или пришел; и знатков на тех приезжих и прихожих людей с теми приезжими и прихожими людьми с очи на очи ставить, и тех знатков про них распрашивати ж. А на которых приезжих и прихожих людей знатков не будет, и ему про тех людей сыскивати всякими сыски накрепко, и в воровстве и в измене давать на крепкие поруки, с записьми; а по которым порук не будет, и ему тех людей до сыску держать в тюрьме; для того чтоб из украинных городов, для воровства, никакие люди в Козлов и в козловской уезд не приезжали и не приходили. Да и того ему беречь накрепко, чтоб в Козлове на посаде и по слободам и в уезде разбою и татьбы и иного никакого воровства и корчмы и бл… и зерни и табаку ни у кого не было. А которые люди учнут разбивать или красть, или иным каким воровством воровать, или корчму и бл… и зернь держать, и ему воров и разбойников велеть имать и сыски всякими сыскивать накрепко; и по сыску про разбойные и про татиное дело, разбойников и татей велеть пытати накрепко, и оговорных людей велеть имать; и про разбойное и про татиное дело писати ему ко государю в разбойной приказ. А которые люди учнут кого бить или грабить, или корчмы и бл… и табак держать; или которые люди в государеве деле учнут ослушаться, по вестям в городе жить или в посылки для государевых дел ходить не учнут, и ему тех людей от воровства унимать, сыскивая за воровство, бить кнутом и батоги, и сажать в тюрьму, смотря по вине и по человеку; а корчемное питье и суды корчемные велеть имать на государя; а на тех людей, у которых корчемное питье вымут, и на питухах имати заповедь, по государеву указу. Да и того ему беречь накрепко, чтоб в Козлове городу и острогу и городовым тайником и колодезям и всяким городовым и острожным крепостям ни от кого порухи никакие не было. А которые люди учнут на кого бить челом государю о всяких управных делах, а к нему учнут приносить челобитные, и ему тех людей, по челобитным, судить и сыски всякими сыскивать накрепко; а по суду своему и по сыску меж ими управу делать в правду, безволокитно; а пошлины с судных дел имати, по прежнему государеву указу, с рубля по гривне, да пересуду и правого десятка по семи алтын по две деньги с суда; да те пошлинные и заповедные деньги писать в книги себе статьею, и присылать те пошлинные и заповедные деньги к государю к Москве с иными денежными доходы вместе. Да и того ему беречь накрепко, чтоб в Козлове в городе и в остроге, в летние в жаркие дни, никто изб и мылен не топили, и с огни поздно не сидели; а для хлебного печенья и где есть варить, велеть поделать в огородах печи, не близко хором; а по городу и по острогу и по воротам и по башням и в рядах, по лавкам и по анбарам, для береженья от огня, велеть летнею порою держать с водою кади и мерники, во все лето и до снегов; чтоб однолично в Козлове от огня было бережено. А однолично Ивану житии в Козлове с великим береженьем не оплошно, и вестей про воинских людей проведывать накрепко, чтоб воинские люди и воры черкасы к Козлову безвестно, украдом и обманом, ночным временем, не пришли, и дурна какого не учинили; и о всем ему государевым царевым и великого князя Михайла Федоровича всея Русии делом промышляти по сему наказу и по указным грамотам, каковы государевы указные грамоты посланы в Козлов, наперед сего, к прежним воеводам, и каковы государевы указные грамоты к нему присланы будут; и смотря по тамошнему делу, и во всем ему государеву делу искать прибыли, как государеву делу лутче и прибыльнее; а детям боярским и атаманам и козакам и стрельцам и всяким служилым и жилецким людям обид и насильств и никаких налог не делать. А только он в Козлове учнет жить оплошно, а его оплошкою воинские люди козловский уезд повоюют, или стада конские и животинные отгонят, или людей в полон поемлют, или городу и острогу какую поруху учинят, или воинские люди, его небереженьем и оплошкою, мимо Козлов на государевы украины безвестно придут или прокрадутся, или не учнут в Козлове воров от воровства унимать, и от того учнет имать посулы и поминки, или учнет козловским всяким служилым и жилецким людям продажу и налоги делать, а после про то сыщется, и Ивану от государя царя и великого князя Михайла Федоровича всея Русии быть в великой опале. А которого числа Иван Кикин в Козлов приедет, и с Самойлом Биркиным в государевых делах роспишется и совсем разделается, и ему о том отписать к государю, и отписку велети отдати в разряде дьяком: думному Ивану Гавреневу да Григорью Ларионову».

Очень примечательный  документ, рассказывающий нам об обязанностях воеводы. При воеводе была канцелярия - «Съезжая» или «Приказная» изба, которой управлял дьяк со штатом подьячих.

В первое время, в пору пограничного состояния самые главные обязанности воеводы относились к служилым людям и охранению украйны от набегов кочевников. Как мы видим, в распоряжение воеводы поступала городская крепость со всеми укреплениями, военным снаряжением и запасами. Ему подчинялись все дворяне, дети боярские, казаки и стрельцы. Во время вражеского нашествия воевода руководил обороной города, формировал военные отряды, раздавал хлебное и денежное жалованья. При поимке вражеских языков воеводе вменялись функции контрразведки, а полученные сведения он должен был отправить в Москву и оповестить о них воевод близлежащих городов. Кроме того, в руках воеводы всецело находилась полицейская власть. Он следил за тем, чтобы не говорили непристойных речей о государе, и виновных сажал в тюрьму, наблюдал, «чтобы люди вина не курили», в летнее время и в сильные ветры не топили изб и мылен (бань), не возили казакам на Дон заповедных товаров: пороха, свинца, вина. Также, говоря современным языком, воевода осуществлял эпидемиологический контроль. При первых же вестях о моровых поветриях он должен был ввести карантин для проезжающих через город людей. В обязанности воеводы входило следить за исправным поступлением в казну податей. У него хранились книги и все делопроизводство таможенного управления. Он проверял счета низших финансовых чиновников. Воевода рассматривал дела о преступлениях против государства, подделке монеты, должностных злоупотреблениях, грабежах, побоях, сводничестве, объявлял новые указы, созывая население к съезжей или земской избе, проводил выборы должностных лиц. Из всего этого следует, что воевода обладал неограниченной властью во вверенном ему городе.

В 1635-37 годах первыми воеводами в Козлове были Иван Васильевич Биркин и Михаил Иванович Спешнев посланные для  городового строения, и «город поставили, и всякими крепостьми укрепили на 12 верстах 70 саженях сделали вал земляной, и городки, и башни, и по обе стороны выкопаны рвы, да с Ногайские стороны поставили надолобы, и в реке в Польном Воронеже набили частик во многих местах, да при них же к городу и к земляным городкам были два прихода татарские и они татар в Русь не пропустили и многих побили». И за те все их службы «Государева жалованья учинены им придачи: Ивану поместного окладу к 900 четям 100 чети, денег к 70 рублям 40 рублев, Михаилу Спешневу к 800 четям 150 чети, денег к 34 рублям 30 рублев».

Что же происходило дальше? Кто был воеводами в Козлове в последующие годы? Постараемся проследить по доступным нам источникам и упорядочить эти данные. Приведенные в этой главе даты не окончательны, так как некоторые из них означают, только то, что такого-то числа воевода отправлял «отписки» или получал царские грамоты, что доказывает факт его пребывания в Козлове.

В 1637 году, выполнив свою задачу по постройке Козлова, Биркин и Спешнев были направлены воеводами в Коломну. На место Козловского воеводы был назначен Самойла Иванович Биркин.

1638 -1639 гг. – Козловский воевода Самойло Иванович Биркин, стольник, сын Ивана Васильевича Биркина, становится известен в 1628 году в звании патриаршего кравчего и в том же году теряет это звание, одновременно с уходом отца из Патриаршего приказа. После Козловского воеводства, 11 августа 1639 года назначен в Каменный приказ. 3 декабря 1640 года был назначен воеводою в Тамбов, куда и уехал в феврале 1641 года.

 «Лета 7147 (1638)-го, декабря в 6 день, государь царь и великий князь Михайло Федорович всея России велел воеводе Ивану Федоровичу Кикину быти на своей государеве службе в Козлове городе на Самойлово место Биркина; а Самойлу по государеву указу велено ехати к Москве».

С 28 октября 1640 года по 19 ноября 1641 года в Козлове воевода Беклемишев Афанасий Константинович.

В 1642 году - Козловский воевода князь Иван Александрович Ростовский.

1643 – 1644 гг. в Козлове воевода Иван Захарович Ляпунов.

Декабрь 1644 г.- январь 1647 г.-  Погожев Федор Дементьевич. «В польских городах: «В Козлове Федор Дементьев сын Погожей; послан во 153 году, в декабре. И 155, генваря в день, отпущен в Козлов Роман Федоров сын Бобарыкин».

Январь 1647 – 1648 гг. - Боборыкин Роман Федорович.

1 июля 1648 года город Козлов принял воевода Василий Семенович Волынский. Сдачу города проводил подьячий Михаил Шелковников, так как Боборыкин бежал из города из-за боязни быть убитым козловцами. Находился в Козлове по 16 сентября 1649 года.

15 февраля 1650 года Никита Воинович Пушкин.

 «7160 (1651) году Сентября 1 дня в городах воеводы и приказные люди: в Козлове стольник Никита Воинов сын Пушкин».

С апреля 1651 года по 1 ноября 1652 года Иван Васильевич Алферьев (в некоторых источниках Олферьев).

С 30 мая 1653 года по 23 июня 1654 года -  Петр Михайлович Пушкин.

В 1654 году П.М. Пушкин сдал город до приезда вновь назначенного воеводы Семена Ивановича Колтовского, стрелецкому и казачьему голове Герасиму Красникову.

Известны челобитья козловцев на Колтовского «во всяких обидах и неправдах». Обвинение воеводы, козловцами, бывшими у пороховой казны и хлебных припасов, состояло в том, что тот употреблял неправильные меры при приеме от них пороха и овса. «Мимо старые казенные меры орляные … новою кадкою меря».

Очередная смена воеводы Семена Ивановича Колтовского Василием Никитичем Лихаревым, произошла в 1655 году. Новый воевода устроил разбор «обидных дел» и исков к Колтовскому по челобитьям Козловцев всяких чинов людей. После чего последний был выслан в Москву.

В 7167 (1659) году марта в 22 день послал Государь в Танбов полковым и осадною воеводою стольника и воеводу Ивана Андреева сына Полева, а в товарищах в нем указал Государь быть из Козлова воеводе Василью Никитину сыну Лихарева. А в Козлов послан на Васильево место Лихарева, стольник и воевода Иван Петров сын Лихарев.

7167 (1659) году мая в 4 день писал к Государю из Тамбова, Василий Никитин сын Лихарев, что указано ему быть в Тамбове в товарищах с Иваном Андреевым сыном Полевым, и ему с Иваном Полевым быть невместно. «Того же месяца Мая в «_» день послана государева грамота в Тамбов к стольнику и воеводе к Ивану Андрееву сыну Полеву, что бил челом на него Василей Лихарев, что ему быть невместно, а ему Василью всегда с ним Иваном быть мочно, и указал Государь Василья Лихарева, за его Иваново безчестье, в Тамбове посадить в тюрьму на неделю. А к Василью Лихареву писано же, что он бил челом на Ивана Полева в отечестве не делом, не по своей воле, тем его обесчестил, и указал Государь его Василья, за Иваново бесчестье, посадить в тюрьму и указано ему быть с Иваном Полевым в товарищах по-прежнему».                                   

С 1659 по 1662 год - Иван Петрович Лихарев.

С 20 мая 1661 г.– 7 января 1662 г. – в Козлове два воеводы - Лихаревы Иван Петрович и Василий Никитич. 

 «169 (1660) года, октября в 24 число, по государеву, цареву и великого князя Алексея Михайловича, всея великие и малые и белые России самодержца, указу и по грамоте, велено в Козлове быть воеводе Василью Никитичу Лихареву одному, а стольнику и воеводе Ивану Петровичу Лихареву велено из Козлова итить на службу великого государя в Белгород».

С 1664 по 1666 год – воевода Иван Андреевич Вельяминов (по некоторым источникам Вениаминов).

1666 - 1668 гг. воевода Андрей Федорович Щепотев.

1669 - 1671 гг. воевода Степан Иванович Хрущов

В 1672 году на место Степана Ивановича Хрущова воеводой назначен Афанасий Устинович Хрущов. Степан же Хрущов был отправлен воеводой в Нежин, но выезжать из Козлова не спешил, и тогда из Москвы был назначен разрядный подьячий Иван Большой Матвеев для проводов Степана Хрущова до Нежина. Афанасий Хрущов тоже не торопился в Козлов и поэтому город принимал уже от стрелецкого головы Семена Шмакова, временно ведавшего городом после отъезда воеводы Степана Хрущова.

В августе 1673 года в Козлов назначен воеводой стольник Еремей Афанасьевич Пашков на место Афанасия Хрущова. В 1675 году Еремей Пашков был оставлен воеводой в Козлове по челобитью козловцев всем городов сверх срока.

В августе 1675 года на место Еремея Пашкова в Козлов воеводой назначен Герасим (Кузьмич) Шишков. В документах встречаем челобитье села Дубового попа Иосифа с товарищами на воеводу Шишкова во взяточничестве и других злоупотреблениях.                                                                

В июне (июле) 1676 года вместо Шишкова воеводой в Козлов назначен Семен Семенович Колтовский по челобитью.

С 1679 по 1681 год - воевода Иван Павлович Селунский.

В 7189 (1681) году происходит назначение Бориса Петровича Шереметева воеводою в Тамбовский разряд в Козлов, с подчине-нием ему тамбовского воеводы Федора Языкова.

1681 года 20 июня происходит прием города Евдокимом Саввичем Языковым. Затем следует перевод в Козлов тамбовского воеводы стольника Федора Павловича Языкова, а в Тамбов козловского – стольника Евдокима Саввича Языкова.

С 21 мая 1682 года – стольник Василий Михайлович Дмитриев. 5 марта 1684 года происходит смена воеводы стольника Василия Дмитриева «безсрочно» по болезни и по «словесному челобитью» братьев его и назначение воеводой стольника Акинфия Ивановича Данилова.

В 1686 году бил челом козловский воевода Акинфий Иванович Данилов о перемене его до срока «для болезни». На его место велено было быть стольнику Богдану Ивановичу Иванчину-Писареву.                                                              

 «194 (1686) году марта 19 дня, по указу великого государя стольник и воевода Богдан Иванович Иванчин-Писарев принял от стольника и воеводы у Акинфея Ивановича Данилова город Козлов деревянной и земляной и городовые ключи и замки и зелейные казны ключи и полковой наряд на походных станках и по городу осадный наряд и зелье и свинец и всякие пушечные и полковые и осадные припасы и в казне великих государей деньги и хлебные запасы и книги приходные и расходные деньгам и хлебу и зелью и свинцу и городу и острогу и всяким крепостям и великих государей указные грамоты и всякие татьбы и разбойные и судные всякие расспросные вершеные и невершеные дела и полковником и начальным людям и козловцам дворянам и детям боярским и всяких чинов полковые и городовые службы служилым и жилецким людям и Козловских пригородов Бельского и Челнавского острожков разборные книги и начальные служилые списки и о том всему роспись, кто каково наряду и зелья и свинцу и всяких запасов и все писано в подлиннике под статьями нынешнего 194 года».

В июне 1688 года 28 дня указано быть воеводой в Козлове сыщику Федору Григорьевичу Давыдову.

В 1689 году происходит очередная смена воеводы в Козлове. О назначении били челом Родион Алексеевич Беклемишев, Илья Андреевич Змеев и Михаил Денисович Тургенев, а назначен на воеводство в Козлов стольник Федор Харлампиевич Лопухин. В 1691 году Лопухин по челобитью градских и уездных людей оставлен воеводой в Козлове на третий год.

В том же 1691 году воеводой в Козлов назначен Афанасий Андреевич Соймонов. В 1692 году в товарищи воеводе Афанасию Соймонову назначен старший сын его Иван в виду смерти, назначенного к нему в товарищи младшего его сына Ивана.

В 1692 году били челом государю Иван Никифорович Вельяминов-Зернов, князь Иван Васильевич Борятинский и Михаил Трусов об отпуске их на воеводство в Козлов на место Афанасия Соймонова. В начале 1694 года воеводам Афанасию и Ивану Соймоновым было дано  разрешение приехать в Москву « для их великих нужд безсрочно». Был дан указ о сдаче ими города Козловскому помещику Памфилу Васильевичу Васильеву и подьячему Филату Ступину. Прием города от воевод Афанасия и Ивана Соймоновых происходил Памфилом Васильевым, который до  приезда назначенного воеводой в Козлов Ивана Яковлевича Меньшого Колычова, исполнял обязанности воеводы.

В 1696 году Памфил Васильев получил приказ из Москвы «ведать стрельцов», вместо уехавшего неведомо куда стрелецкого головы Ивана Барсукова.

В 1693 году били челом государю о назначении  воеводой в Козлов князь Саввин Семенович Горчаков, Богдан Яковлевич Савелов и Иван Меньшой  Яковлевич Колычов. Последний и стал очередным воеводой в Козлове. На челобитьи помета: «202 (1693) года декабря в 15 день великие государи пожаловали его в тот город отпустить, а прежнего переменить в срок». Между Козловским воеводой Иваном Колычовым и Челнавским приказным человеком Василием Максимовым возник спор о том, кому ведать проезжими воротами на Козловском большом валу. Извет Максимова был в том, что воевода: «отнял у него Челнавские проезжие ворота», приставив у тех ворот двух козловцев Якова Шерлина и Дмитрия Васильева. Воевода велел быть этим козловцам «на заставе на Козловском большом валу в проезжем городке у ворот, чтобы за козловскую черту … с заповедными товарами и без проезжих памятей никто не проехали». В 1696 году из Москвы был прислан разрядный подьячий Михаил Малютин для допроса козловского воеводы стольника Ивана Меньшого Яковлевича Колычова, который не выполнил царский указ о «высылке работных людей на пристань реки Воронежа к стольнику Дмитрию Дивову для свозки и смачивания и сгонки остаточных от стругового дела лесных припасов».

В 1697 году по челобитью жителей села Ерок Марка Федюнина с товарищами на Колычова было заведено сыскное дело в том, что он послал «двух человек подьячих с козловцы и с иногородцы нарядным делом» (вооруженные), которые «из дворов их с женами и с детьми выбивали вон без указу и животы их пограбили и разорили без остатку».

В январе 1698 года в Козлов были посланы стольник Иван Михайлович Муромцов и разрядный подьячий Сергей Лобачев, которым было велено допросить воеводу Колычова: «для чего он Иван, козловских рейтар и солдат, и их прокормщиков, и стрельцов, и казаков на Воронеж выслал в указное число не сполна и не на указные сроки», а нетчиков допросить и выслать на Воронеж, «бив батоги».

В 1698 году в Козлов назначен воеводой стольник Иван Ларионович Исленьев. Из архивных документов видим, что с назначением воеводой Исленьева, в Козлове сложился властный триумвират: Иван Исленьев был воеводой, его брат Григорий Козловским стрелецким головой и другой брат Никифор стрелецким головой Бельского городка. Получив в свои руки безраздельное управление городом, они беззастенчиво стали грабить местных жителей. В Москву посыпались челобитные на братьев Исленьевых в «налогах, обидах, взятках и разорении». Кроме Козловских жителей от воеводы пострадал и Троицкий мужской монастырь. По челобитью архимандрита Корнилия было возбуждено дело о взыскании с Исленьева убытков за ловлю рыбы в водах монастыря и за «потолочение» монастырских посевов. Дошло до того, что когда Григорий Исленьев был смещен со своей должности стрелецкого головы и на его место был назначен новым стрелецким и казацким головой Селивестр Тарпанов, его брат - Козловский воевода Иван Исленьев не допустил Тарпанова к исправлению своих обязанностей. Грабивший Козловское население воевода и сам был обворован. В архиве можно найти дело о краже у воеводы Ивана Ларионовича Исленьева денег и драгоценных вещей.

В том же 1698 году был дан царский наказ Федору Петровичу Вердеревскому для приема  города Козлова от Ивана Исленьева. Новый воевода оказался не лучше прежнего. В 1701 году в Козлов был послан сыщик стольник князь Федор Матвеевич Козловский для сыска по челобитью Козловцев Ивана Шаталова с товарищами на воеводу Федора Вердеревского в «обидах, разореньи и налогах».

В июле 1701 года произошел очередной прием города подьячим с приписью Иваном Беловецким от воеводы стольника Федора Петровича Вердеревского до приезда, назначенного на место последнего стольника князя Григория Ивановича Волконского. До приезда князя Волконского было приказано ведать городом Козловом сыщику стольнику князю Федору Матвеевичу Козловскому. Беловецкий был при нем подьячим с приписью. Вскоре князь Козловский получил указ из Разряда о назначении на его место сыщика стольника Ивана Васильевича Кокорева, который должен был закончить сыск о злоупотреблениях бывшего воеводы Федора Вердеревского, но не смел сдать дела новому сыщику, и выехать в Москву до присылки указа из Преображенского приказа. До 1708 года воеводой в Козлове был Григорий Иванович Волконский.

Большой интерес вызывает книга А. Барсукова «Списки городовых воевод Московского государства XVII столетия», изданная в 1902 году. В ней собраны данные о воеводах, в период от воцарения Михаила Федоровича до преобразований Петра Великого, в том числе список воевод города Козлова, состоящий из 22 фамилий. Однако, по словам самого автора, его списки не являются полными и служат основанием для дальнейших изысканий. В нашем списке, на сегодняшний день 36 фамилий, но и в нем есть былые пятна.

Воеводское правление еще долго существовало в России. И только «Учреждение для управления губерний Всероссийской империи» от 7 ноября 1778 года упразднило должности воевод и воеводские канцелярии.

Категория: Мои статьи | Добавил: Олег (25.02.2013)
Просмотров: 1662 | Теги: Козловские воеводы | Рейтинг: 4.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]