Приветствую Вас Гость!
Воскресенье, 19.11.2017, 17:08
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

О.В. Сазонов "Козловский гарнизонный и ландмилицкий полки".

   На протяжении всего 17-го века население Козлова составляли служилые люди, набранные на службу в местный гарнизон. Гарнизон размещался в слободах «по службам»: пушкари, стрельцы, казаки, солдаты. Однако, со временем возникла потребность в преобразовании войска в России. Основанием для этого послужило изобретение пороха и повсеместное распространение огнестрельного оружия. Рассказывая о служилых сословиях Козлова, мы уже касались вопроса об устройстве и составе русского войска, основой которого были поместные войска (дворянская конница), стрельцы и казаки. Устройство поместного войска состояло в следующем: дворяне и бояре, вооружаясь сами, снаряжали и свою челядь, состоящую в большей части, взятых от сохи мужиков. Явившись на сборные пункты, устраивались на скорую руку по сотням и шли в поход. Дисциплина в таком войске была крайне низкая. Большое количество помещиков, уклоняясь от военной службы, просто не являлись к месту сбора.  Не отличались хорошей военной дисциплиной и стрельцы.  Возможность заниматься торговлей слишком сильно привязывала их к промышленным  мирным интересам.  Военная служба, только мешала торговым делам, и это заставляло уклоняться их от главного своего предназначения – военного ремесла. Мешало организации полков и «местничество», заключающееся в  определении  знатности рода, когда вопрос шел о назначении на командные должности. Все это негативно сказывалось на устройстве русского войска и соответственно на военных успехах с более организованными иностранными войсками.

     И вот в 1653 году на юге России была предпринята попытка за счет сокращения численности дворянской конницы улучшить ее качество. Воеводы В.Б. Шереметев, Ф. Бутурлин и подьячий Н. Вальцов получили задание «разобрать дворян и детей боярских» в городах «на Украине». Приехав в город Яблонов,  они должны были  из родственников служилых людей сформировать на Белгородской черте несколько постоянных солдатских полков. Для формирования  новых пехотных полков «солдатского строя», по замыслу правительства,  требовалось 8000 человек «из городов с черты». Воеводы этих городов, должны были направить в Яблонов в солдатскую службу не самих служилых людей - детей боярских, казаков, стрельцов, пушкарей, драгун, а их взрослых родственников -  «добрых и силою мочных, и к службе и к солдатскому учению охочих». Для привлечения в солдатскую службу детей боярских  им было объявлено, что записавшиеся в солдаты будут повышены в чине: выборные дворяне будут написаны по московскому и по жилецкому списку, дворовые – по выбору, а городовые по дворовому списку. В случае же отказа их от записи было сказано, что если они «в солдатский строй писаться не учнут, то им впредь служилыми  людьми не называться, и в государеве ни в какой службе отнюдь не бывать, а быть в землепашцах». Для каждого города Белгородской черты в Москве устанавливалась норма набора солдат - 50% от общего количества не находящихся на службе мужчин. В ходе набора в солдаты выяснилось, что одни воеводы включали в число родственников служилых людей только взрослых  мужчин, другие — и «малых ребят». Так, для самого населенного из уездов на черте — Козловского (с городками Бельским и Челновым) была установлена норма в 2475 человек,— в уезде значилось у служилых людей 4950 детей, братьев, племянников, внучат и других родственников. Роспись, что из которого города взять в Яблоново для государевы службы захребетников в солдатскую службу: «Из Козлова, из Черного, из Бельского – 2475 человек из Добраго – 1297 ч., из Сокольского – 520 ч., с Усмани - 150 ч., с Воронежа -329 ч.,  с Коротояка – 256 ч., с Усерда – 183 ч.,  из Верхососенского – 214 ч., из Царева – 596 ч., из Яблонова – 312 ч., с Корочи – 280 ч.,  из Белагорода – 316 ч., из Болхового – 234 ч.,  из Карпова – 427 ч., с Хотмышского – 95 ч.,  из Обоянского – 252 ч.,  всего: 7929 человек; и недостанет в указанное число, в 8000 человек, 71 человек; и тех в указанное число добрать в Яблонове и в иных городах из вольных охочих людей, и учинить солдат 8000 человек сполна».      Как мы видим, большая часть завербованных солдат  были выходцами из Козлова и его пригородков.  Основная тяжесть мобилизации легла на Козловского воеводу Петра Пушкина, который отнесся к этому делу с таким рвением, что  провел,  чуть ли не всеобщую запись неслужилых людей в солдаты.  По указу царя Пушкин записал в формируемый в Козловском уезде солдатский полк 2475 человек, практически всех подходящих по возрасту жителей. Под набор попали дети, братья, племянники и другие родственники, проживающие в семьях, которые таким образом лишались самых молодых, здоровых работников. Но полностью возложенную на него задачу  выполнить не смог, не добрав до установленной нормы  200 человек. Объяснил  он свой недобор тем, что его предшественник И. Алферьев,  включил в списки даже пяти и шестилетних детей.  Все это вызвало недовольство козловских служилых людей. В конце мая этого же года новобранцы собрались в Козлове. Они должны были следовать в Яблонов (под Белгородом) для несения службы под сопровождением ряжских дворян Перекусихиных, шести иностранцев, назначенных в солдатский полк «начальными людьми» (командирами) и десяти детей боярских. Распоряжение воеводы о выступлении в поход солдаты отказались выполнить. Когда воевода приказал схватить и наказать «ослушников», солдаты подняли «вверх» палки, топоры и рогатины, выказывая готовность защищать товарищей. Воевода изменил тактику. Он отменил поход в Яблонов, обещал солдатам выдать жалование. Солдаты успокоились, что было использовано для захвата десяти человек «заводчиков, которые бунт и шум заводили». Одним из них был сын боярский Матвей Амосов. Он приходил к солдатам «в таборы» и призывал их, чтобы всем идти не в Яблонов, а в Москву с челобитьем на трудное житье и притеснение начальства. Воевода Пушкин называл Амосова «главным заводчиком» бунта и сообщил в Москву, что он и прежде «за такой же воровской завод» был бит кнутом. Воевода имел в виду восстание в Козлове в1648 году при воеводе Боборыкине. И теперь Амосова по приказу воеводы били «кнутом нещадно, водя по всем солдатским станам» для устрашения. Солдат удалось смирить, и  1 июня 1653 года полк выступил в поход к месту службы. О том в каких условиях  Козловский  воевода набирал солдат в полк лучше всего расскажет его отписка о побеге всяких людей, служилых и жилецких, из Козлова, полученной в Разряде 23 июня 1654 года июня:  «в нынешнем во 162 (1654) году, писал к тебе, государю … , я многажды об указе, что в Козлове у твоих государевых земляных и у деревянных крепостей быть на сторожах в день и в ночь безпрестанно для береженья от приходу воинских людей некому: из городов ратные люди в Козлов не присланы, а козловцы всяких чинов служилые и ссыльные люди и черкасы из Козлова розбежались по городом с женами и с детьми, а иные, покиня жен и детей, побежали к Москве, а писались в твою государеву солдатскую и в драгунскую службы; и о том твоего государева указу ко мне не прислано. Да и остальные козловцы, всяких чинов твои государевы служилые и ссыльные люди из Козлова бегут в солдаты и по городом; и я за козловцами за беглецами посылал из Козлова в погоню, и поимали погоньщики из Козлова города беглецов Козловской съезжей избы пристава Ваську Шамонина, да козловцев детей боярских, Поликарпика Племянникова, Ваську Яковлева до Козловского стрельца Петрушку Батурина. И по твоему государеву указу, я тех козловцев беглецов, Ваську Шамонина с товарищи, в Козлове перед съезжей избою велел бить на козле кнутом нещадно и в проводку, чтоб впредь им, и иным таким козловцам, неповадно было так воровать, и с твоего государева украйного города, с твоей государевы службы от крепостей бегать. Да ко мне ж в Козлов в съезжую избу приносят козловцы разных сел и деревень выборные головы сказки за руками, что козловцы и достальные всяких чинов служилые люди бегут из Козлова неведомо куда, в розные городы, а иные в полки в солдатскую службу.  Причины восстания козловцев были не столько в повальном наборе в солдаты, сколько в тяжелом положении служилых людей. Постоянного жалованья они не получали, а наделялись участками земли, на которых они выращивали хлеб.  Кроме крестьянской работы, за полученные участки им приходилось  нести воинскую службу, а также выплачивать государству натуральный хлебный налог, и выполнять другие повинности: выделять лошадей, возить лес, заготовлять золу и древесный уголь. Повинности эти из года в год умножались. Многие козловцы не могли заплатить этих налогов. Сохранились документы: «Из них, козловцев, много скудных и бесхлебных, и взять с них хлебных запасов и с правёжем нечего».  До нас дошло известие о челобитье детей боярских Покида Полозова с товарищами на Козловского воеводу Петра Пушкина в разорении их «дворов и пчельников». Во времена царя Алексея Михайловича, устройство войск, их снаряжение, снабжение оружием, порохом, свинцом, а также военные уставы, копировались с армий иноземного образца, поэтому, командовать новыми солдатскими полками были приглашены  иностранцы, должности младших командиров заняли «старые солдаты», присланные из Москвы. Летом 1653 года  в Яблонове собрались 6863 солдата. 28 июля 1653 году сформирован был полк Александра Краферта в составе 2000 человек, 4 августа - полк Ягана Краферта в составе 1635 человек, 12 августа -  полк Джона Лесли в составе 1701 человека, в тот же день — полк Юрия Гутцына в составе 1427 человек. Полки разместились в городах по черте, соответственно - в Яблонове, Белгороде, Усерде и Карпове.

 В 1654 году началась война с Польшей. Солдаты сформированных  на Белгородской черте полков,  участвовали в дальнейшем в боях на Украине.  Но эти вновь сформированные полки  еще  не составляли постоянной регулярной русской армии. По окончании русско-польской войны в 1656 году солдаты были распущены по домам. 

 В 1657 году была предпринята военно-административная реформа, по которой предполагалось создание и постоянное существование крупного военного соединения Белгородского полка. В состав 3-го солдатского Козловского полка, которым командовал полковник Я. Ронорт, вошли в основном старые солдаты, набранные в 1653 году, а также дети боярские. Первоначальная численность Козловского полка составила 1575 человек.

     Со временем Белгородская черта становится не только оборонительной линией, но и центром наступательных действий против Крымского ханства. 

В 1696 году Козловский солдатский полк Белгородского разряда участвовал в Азовском походе. Полковником Козловского солдатского полка был Ирик (Григорьевич) фон Верден. Под Азовом полк находился в отряде генерал-майора Ригимона Карла Генриховича (Андреевича). 20 июля 1696 года крепость Азов была взята.

Петр Великий вернувшись из первого своего заграничного путешествия, помня о бунте, решил уничтожить Московские Стрелецкие полки и учредить регулярную армию по образцу европейских войск. В 1699 году были сделаны все распоряжения для набора такой армии и в 1700 году были сформированы первые пехотные и драгунские полки. Все они при своем учреждении получили названия по командовавшим ими полковникам, и только с 1708 года начали принимать постоянные названия по именам разных провинций и городов, но полка с названием нашего города еще не было.

10 марта 1708 года бывший Вердена полк назван Сибирским.

В 1711 году были учреждены в России постоянные гарнизоны, в которые входили оставшиеся от прежнего времени стрелецкие и рейтарские полки, а также гусары, копейщики и городовые казаки. Гарнизонные полки назывались по именам провинций и городов. В это время был образован Козловский гарнизонный полк, который вместе с Танбовским (Тамбовским) и другими полками (Короткоякский, Елецкий, Павловский) находились в составе гарнизона Осередской крепости (ныне г. Павловск Воронежской области). Во всех полках были построены деревянные церкви: В Тамбовском во имя Успения божьей матери, в Козловском чудотворца Николая.

1720 г., марта. — Сказка прапорщика М. Г. Нагирина о своей служебной карьере.

1720-го марта в — день.

Козловского пехотного полку прапорщик Михаила Григорьев сын Нагирин в Санкт-Питербурхе в Военной калегии явился и сказал.

От роду ему тритцать восмь лет. Служил-де он с 704-го году, написан из недорослей в службу его, Царского величества, в салдаты в полку господина полковника Нелидова. И был на Воронеже для караулу и охранения морскаго флота. И в 705-м году с Воронежа со оным полком послан в Белгород. И в 706-м году в Белегороде был под камандою господина генерала, князя Ивана Михаиловича Колцова-Мосальского, для обережи Украины от Крымской орды под Калантаевым. И в 708-м году был под камандою лейб-гвардии Преображенского полку господина моэора, князя Долгорукова, в данском походе против булавинцов. И были на ботали под Есоуловым и под Решетовым. А в 709-м году был под Полтавою в дивизии господина генерала Ренцеля, в камандровании господина брегадира Савы Васильевича Аигустова. И седели в редутах. Ис-под Полтавы со швецим полоном послан был на Середи, что ныне Павловское. В 710-м году ис Павловского был под камандою у господина генерала-моэора Шиловского для охранения Украины от Крымской орды за Непром. Из95-за Непра пришли в то ж Павловское, //(об.) И в 711-м году, по росмотрению его высокого графского сиятельства господина генерала и адмирала Федора Матвеевича Апраксина, пожалован в прапорщики. И с 712-го году по 718 годе был в том же полку в транжеминте. И ныне служу я при том же полку вышеписанном чинам прапорщиком. А в нынешнем 720-м году пятого Павловского з гварнизон салдаты, и с рекруты прислан в Санкт-Питербурх к смотру.

А сие сказал сам истинную правду, под потерянием своего чина и имени, все без утайки.

Примечания:
95 Буква "з" под чернильным пятном.

ОРРК НБЛ. Ед. хр. 2839. Подл, на одном листе, 322x205 мм. Сохранность хорошая. Бумага с гербовым штемпелем, стоимостью в одну копейку.

Водяной знак изображение герба г. Амстердама.

Пометы XX в.: на лицевой стороне, красным карандашом - "1721г."; на обороте, синим карандашом - "1720".

Публикаций и упоминаний не известно.

          Во времена царствования Екатерины Первой, а именно 16 февраля 1727 года последовало общее переименование штатных войск, армейских и гарнизонных, как пехоты, так и кавалерии. Еще в 1924 году Петр Великий предполагал переименовать все полевые полки по провинциям, в  которых они располагались на квартиры. На этом основании Козловский гарнизонный полк, находившийся в Астрахани был переименован в 3-й Симбирский.

Первым действием императора Петра Второго по устройству военной части, была отмена войска м непременных квартир и возвращение им названий, которые они носили прежде 16 февраля 1727 года.

          11 ноября 1727 года в Воронеже Белогородский гарнизонный полк был переименован в Козловский, а Козловский (3-й Симбирский) в Астрахани стал называться Самарским.

          8 марта 1730 года Сенат утвердил, представленные генералом графом Минихом гербы для полевых, гарнизонных и ландмилицких войск, в том числе и Козловского гарнизонного полка.  Герб представлял собой следующее: « В золотом щите, на красном поле, белый козел, скачущий по зеленой земле».

Кроме герба Козловский гарнизонный полк имел знамена одно белое и шесть цветных. Все белые знамена были с изображением, посередине, двуглавого российского орла, на груди, которого московский герб, т.е. в красном поле Св. Георгий Победоносец, а вокруг герба – цепь ордена Св. Андрея Первозванного со словами «За веру и верность»; внизу цепи – Андреевский крест. Если полк носил название города или провинции, имевших герб, то он помещался в верхнем углу знамени, у древка, а на три остальные угла нашивались цветные наугольники или фламы.

В 1732 году Воронежского гарнизона Козловский пехотный полк.

В 1737 году по случаю начавшейся войны с турками Козловский полк, вместе с другими полками, был направлен под Азов.

В 1739 году после окончания войны Козловский полк был оставлен в новозаведенной крепости Св.Анны.

19 Апреля 1764 года - последовало общее преобразование гарнизонов, по которому входившие в состав их полки расформированы на отдельные батальоны, а некоторые из батальонов учреждены вновь. Они были в числе 84, и делились на три разряда: на Пограничные, Пограничные, на окладе внутренних и Внутренние.

           Но корни Козловского полка русской регулярной армии видимо следует искать не здесь. В 1713 году Указом от 2 февраля «из излишних против росписи, пехотных полков, с дополнением старослуживыми т.е. прежних служб Драгунами, солдатами, Стрельцами, Городовыми Казаками и Пушкарями; также отставными, набранными в тогдашних Азовской и Киевской губерниях» сформированы были «для умножения гарнизонных войск пять пеших полков, под общим названием Ландмилиции.

7 Декабря 1722года она названа Украинскою, а 4 апреля 1723 года приведена в состав двух полков регулярных и четырех иррегулярных, которые назывались по именам полковников и были  конными. (Карамзина, Львова, Кигича, Иваненкова, Дунина и Бунина).

Что же представляли собой полки Украинской Ландмилиции. Обмундирование и вооружение находились в самом разнообразном, неустроенном виде. При первоначальном её учреждении велено было снабдить оружием из числа остаточного, и рекрутскою сермяжной одеждою. Позже  в 1722году определено было выдать ей оружейные и амуничные вещи из числа старых, хранившихся в Сант-Петербурге в Военной Коллегии и в Москве в Гостином Дворе. В 1723 году Ландмилиция разделена на конные полки, в регулярные полки были даны карабины и драгунские фузеи с погонами. В иррегулярные полки по копью и по паре пистолетов на человека. В таком виде Ландмилиция, будучи снабжаема, как оружием и амунициею, так и мундирами, старыми, часто негодными к употреблению, не походила на благоустроенное войско. Всякий одевался по возможности: кто в драгунский, кто в пехотный кафтан и камзол разноцветного сукна, кто был в шляпах, некоторые в гренадерских и даже в крестьянских шапках. Кто был в сапогах, кто в башмаках. Кто с палашом, кто со шпагою. В таком состоянии Ландмилиция находилась до 1736 года.
При военных переменах в царствование Екатерины Первой, эти перемены не коснулись Украинской Ландмилиции. Но уже при Петре Втором 11 ноября 1727 года Ландмилицкие полки были переименованы: Карамзина в Севский, Львова в Орловский, Кигича в Курский, Иваненкова в Брянский, Дунина в Путивльский, Бунина в Рыльский. Как мы видим Козловского полка в составе Украинской Ландмилиции нет.

Днем рождения Козловского полка Украинской Ландмилиции можно считать 15 января 1731 года, когда по указу Императрицы Анны Иоанновны было приказано увеличить число полков Ландмилиции до 16 конных и 4 пеших, а 19 марта 1736 года всем Ландмилицким полкам назначено быть конными и именоваться вместе: Украинским Ландмилицким корпусом. Вместе с тем Ландмилицким нижним чинам были присвоены кафтаны: белые с воротником, обшлагами, оторочкою петель и подбоем красными; камзолы красные; штаны козлиные; галстуки белые; сапоги с клапанами, штибель- манжетами и железными шпорами. Фузелерам полагались шляпы, а гренадерам белые шапки с красным прикладом и бляхою; в полках, имевших герб, с гербом полка. Офицеры отличались от нижних чинов тем, что имели штаны из красного сукна; металлические вещи позолоченные и галун на шляпах и гренадерских шапках золотой. В общем, стали полностью регулярными войсками.

  26 августа 1736 года в Ландмилицкие полки повелено было строить знамена с вензельным именем Императрицы. Так, что первое знамя Козловского полка было следующнего вида: посередине Государственный герб (Двуглавый Российский орел) с вензелем Императрицы Анны Иоанновны.
              Проблема защиты городов и поселений, которые возникали южнее Белгородской линии, в состав которой входил город Козлов, становилась все острее. К мысли о создании единой линии для защиты Украины от татарских нападений пришли еще в царствование Петра Первого. Автором проекта, по которому сооружали Украинскую линию, был генерал Вейсбах, который в 1730 году подал правительству проект по укреплению южных границ. Строилась укрепленная линия на протяжении 1731-33 годов.  На линии было сооружено 16 крепостей и 49 редутов. Крепости были расположены одна от другой на расстоянии 20-30 верст. Одна из этих крепостей, расположенная  в междуречье Берестовой, Орели и Орчика называлась Козловской крепостью. ( Первоначальное название Крутоярская, но в 1738 году переименована по названию Козловского конного полка, расположенного на участке Украинской линии от Белевской крепости до реки Орчик.) Крепость сооружалась по типовому для Украинской линии проекту, земляная, квадратная в плане, четырехбастионная.

 В 1756 году командиром Украинских Ландмилицких полков был назначен Петр Семенович Салтыков – победитель Фридриха II при Кунерсдорфе.

            15 декабря 1763 года  - составлявшие Украинскую Ландмилицию двадцать конных полков переформированы в одиннадцать пеших, в их число попал и Козловский, и один конный.
           16 января 1769 года все Украинские полки повелено именовать не Ландмилицкими, а Полевыми: пешие пехотными, конные драгунскими.

8 ноября 1770 года Козловский полк Украинской Ландмилиции переименован в пехотный Козловский. С этого времени все бывшие Украинские полки были сравнены со старыми пехотными полками в составе и содержании.

            Первые военные действия, в которых участвовал Козловский полк Украинской Ландмилиции, происходили в войне с Турцией (1735-39гг.) при императрице Анне Иоанновне. Конкретных данных о боевых действиях полка нет, и мы можем только предполагать их, по общим боевым действиям русской армии в ходе  этой войны.

             В июне 1735 г. для войны с Турцией был вызван из Польши Миних, который в середине августа осмотрел Украинскую линию от Орлика до Изюма, после чего прибыл в Новопавловск, на Дону. Здесь 29 августа Миних получил указ, в котором ему было представлено право, решать самому: начать осаду Азова осенью или отложить ее до весны, продержав крепость в блокаде.
Фельдмаршал решил использовать значительную часть сил для похода на Крым, первоначально предназначавшихся для действий на Азовском направлении. Поэтому был сформирован корпус численностью около 40 тысяч человек, который возглавил генерал-лейтенант М.И.Леонтьев. Значительную часть корпуса составляли донские, слободские и украинские казаки (21000) и ландмилиция (8000).

       1 октября  корпус Леонтьева выступил в поход и двинулся на юго-восток, в направлении реки Самары. Через неделю пути Леонтьев достиг реки Осакоровки, за которой расстилалась выжженная татарами степь. От Осакоровки Леонтьев повел корпус к реке Конские Воды, где напал на кочевья ногайских татар. От Конских Вод Леонтьев направился вниз по Днепру.13 октября он достиг урочища Горькие Воды, но здесь был вынужден остановиться из-за начавшихся холодов и снегопадов. В начале ноября корпус Леонтьева вернулся к Царичанке. Из-за болезней и холодов умерло больше солдат и казаков, чем погибло в схватках. За короткий поход Леонтьев потерял 9000 человек.
        Зимой 1735-36гг. Миних разместил штаб-квартиру в городе Изюме, и начал активную подготовку к новой военной кампании.  Солдаты снабжались новыми ружьями, часть из которых изготовили в Туле, а часть закупили в Саксонии. В драгунских полках Миних лично осмотрел шпаги и, найдя их  « к службе ненадежными», приказал заменить другими, а старые было решено передать в ландмилицию. Готовясь к наступлению, Миних принял целый ряд мер для укрепления Украинской линии, на которой нес службу Козловский ландмилицкий полк.

        Были сформированы две армии: одна на Дону, для осады Азова, со сборным пунктом в крепости Св.Анны, а другая – на Днепре .для похода в Крым, со сборным пунктом в Царичанке. Общая численность Днепровской армии составляла около 85000 человек.(19700 –драгуны, 24400 –пехота, ландмилиция, гусары и слободские казаки -11000 человек, дорнские, малороссийские, чугуевские и запорожские казаки – 30000 человек).

       Донская армия насчитывала около 46000 человек. Пост командующего Донской армией занял генерал-аншеф П.П.Ласси.

        В конце февраля 1736 года Миних прибыл в крепость Св.Анны и узнав от казаков, что гарнизон Азова не превышает 2000 человек, фельдмаршал принял решение срочно выслать вперед тысячу донских казаков и калмыков под началом старшины И.М.Краснощекова. после этого , Миних приказал имевшимся в крепости Св.Анны войскам готовиться к выступлению в поход.
       Неожиданно явившись перед Азовом, он почти без выстрела захватил две турецкие каланчи и с ничтожной потерей овладел крепостью Лютик, а по прибытии генерала Левашова с подкреплениями сдал ему начальство и сам отправился к главной армии.

         Хотя по прибытии Миниха в Царицынку (18 апреля) оказалось, что войско еще в неполном сборе, но это не воспрепятствовало ему немедленно выступить в поход.

          11 апреля из Царичанки выступила первая колонна под началом генерал-майора Шпигеля (4 пехотных и 2 драгунских полка).

          13 апреля выступил полковник Девиц (1 пехотный и три драгунских полка).

          14 апреля в поход отправилась колонна генерал-лейтенанта М.И.Леонтьева (6 полков пехоты и 10000 человек ландмилиции).

          17 апреля – колонна принца Л.-В. Гессен-Гомбургского (1 пехотный полк, три драгунских полка, полевая артиллерия, чугуевские и малороссийские казаки).

           19 апреля – колонна генерал-майора В.А.Репнина (4 пехотных полка и 1 драгунский).
        Опрокидывая дорогой толпы татар, русские 17 мая дошли до Перекопа и 22 мая взяли его штурмом. Выдвинув затем особый отряд под начальством генерала Леонтьева к Кинбурну, Миних вступил в Крым и дошел до Бахчисарая, предавая все огню и мечу. Однако полное изнурение войск от непривычного климата и всякого рода лишений заставило его уже 17 июля вернуться в Перекоп, где он получил известие о занятия Кинбурна без боя. 28 августа войска наши, разорив перекопские укрепления, выступили в обратный поход и 27 сентября прибыли в Самару. Вслед за тем и оставленный у Перекопа для прикрытия обратного движения войск отряд генерала Шпигеля отошел к Бахмуту. Между тем, прибывший еще в начале мая на театр войны и назначенный начальником осадного корпуса под Азовом фельдмаршал Ласси  успел овладеть этой крепостью. Оставив в ней гарнизон, он с остальными войсками двинулся, было к Перекопу, но, встретив на пути отряд генерала Шпигеля, узнал об оставлении Крыма нашими войсками.

       Так закончилась военная кампания 1736 года, главным результатом которой стало взятие русскими войсками Азова и разорение татарских крепостей в Крыму.

       В конце октября 1736 года крупный татарский отряд проник за Украинскую линию между крепостями Св.Михаила и Слободской. Руководивший данным участком границы генерал-лейтенант князь Урусов, узнав о набеге, начал сбор ландмилиции, что оказалось делом непростым. Большая часть милиционеров в полках отсутствовала: кто-то послал солдат за хлебом, кто-то на рубку леса и т.д. Несмотря на это, Урусов 29 декабря выступил из крепости Св.Параскевы лишь с теми силами, которые имелись в его распоряжении: 197 конных и 390 пеших милиционеров, 55 малороссийских казаков. При разборе обстоятельств набега выяснилось, что татары сумели раскопать и разломать вал на линии. Урусов был обвинен и предан суду, а на его место был назначен генерал-лейтенант Леонтьев.

            21 мая 1737 года русская армия: 3 батальона пешей гвардии, 1 эскадрон конной гвардии, 29 пехотных и 20 драгунских полков, эскадрон кирасирского графа Миниха полка, 9 ландмилицейских полков, 3000 человек артиллерийского и инженерного корпуса, 13000 казаков и 1500 гусар, всего 70000 человек, выступила из лагеря на Омельнике к Бугу.

            24 мая, после тяжелого марша по степи, армия достигла истоков реки Малая Каменка, на которой были устроены два понтонных моста, и переправилась «без всякого препятствия от противника».
            28 мая русские войска прибыли к реке Ингулец, и форсировали ее не встречая сопротивления. 3 июня армия «разными понтонными и прочими мостами» переправлялась через реку Ингул и 5 мая вышла на реку Сугаклею. Здесь Миних получил первые известия о столкновении передовых отрядов казаков с татарами. После этого, Миних выделил авангардный отряд под началом генерал-лейтенанта Кейта, состоящий из 8 драгунских, 7 пехотных, 2 ландмилицейских полков и всех запорожских казаков.

            16 июня русские формировали Буг. За Бугом армия перестроилась в три дивизионные каре.
            29 июня в 12 верстах от Очакова казаки атаковали вышедшую из крепости вражескую конницу. 30 июня Миних блокировал крепость с суши, примкнув фланги своей армии к берегам Черного моря и Днепровского лимана. В течение нескольких дней продолжались ожесточенные бои. К крепости были подтянуты мортиры, которые на рассвете 2 июля начали бомбардировку города. Вскоре в центре Очакова запылал большой пожар, огонь достиг пороховых погребов и страшный взрыв потряс крепость, убивший сразу 6000 турок. Очаков сдался.

     Другая русская армия (около 40 тыс.), предводимая фельдмаршалом Ласси, двинулась с Дона к Азовскому морю; затем, наступая по Арабатской косе, переправилась через Сиваш против устья реки Салгир и вторгнулась в Крым. При этом весьма важное содействие ей оказал начальник Азовской флотилии, вице-адмирал Бредаль, доставивший к Арабатской косе разные запасы и продовольствие. В конце июля Ласси дошел до Карасубазара и овладел им; но по усилении болезненности в войсках и истощении провианта должен был оставить полуостров. Разорив на обратном пути Перекоп, он в начале октября был уже опять в Украйне. Между тем Миних, готовившийся овладеть Бендерами, остановлен был в этом предприятии нападением турок на Очаков. Крепость, однако же, устояла благодаря геройской защите гарнизона; но Миних, успокоившись насчет ее участи, уже ничего не предпринимал против Бендер, а выступал обратно в пределы России. Подобно предыдущим, кампания 1737 г. благодаря климатическим условиям и скоплению всяких непорядков в администрации войск стоила нам огромных потерь в людях; а вследствие падежа лошадей пришлось на обратном пути оставить часть артиллерии в Очакове и в устроенном на реке Буге укреплении Андреевском. Союзникам нашим, австрийцам, счастье тоже не благоприятствовало, так что они завязали с турками мирные переговоры, к которым приступило и наше правительство. Ободрившийся неприятель предъявил, однако, такие требования, согласиться на которые, признано было невозможным. Война возобновилась; но кампания 1738 г. была неудачна для союзников. Миних со своей ослабленной армией, в пополнении которой ему было отказано, с большими затруднениями дошел в начале августа до Днестра; но узнав, что по ту сторону реки стоит сильная турецкая армия и что в Бессарабии появилась чума, Миних решился на отступление. Обратное движение в Украйну по безводной и пустынной местности, при непрестанно угрожавшей опасности от преследовавших армию татар снова повлекло за собой весьма чувствительные потери. Поход Ласси в Крыму, по опустошенным еще в прошедшем году местам, тоже был бедственным, так как на этот раз турецкий флот воспрепятствовал вице-адмиралу Бредалю доставлять сухопутной армии нужные припасы. Войска наши должны были оставить Крым и в конце августа возвратились в Украйну. Для австрийцев год этот был особенно несчастлив: одно поражение следовало за другим. Ряд всех этих неудач не повел, однако, к заключению мира. Изменен был только план действий на будущую кампанию, Ласси должен был ограничиваться обороной Украины. Положено вывести наши войска из Очакова и Кинбурна, где они быстро таяли от разных болезней и трудов. Миниху разрешено действовать по личному усмотрению, и армия его была усилена. В начале июня 1739 г. он перешел Днепр; 15 августа был уже за Днестром, а 27-го одержал блестящую победу при Ставучанах, последствием коей была сдача русским крепости Хотин. Политические обстоятельства воспрепятствовали дальнейшим успехам Миниха, и между воюющими сторонами был заключен мир.

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Олег (16.09.2013)
Просмотров: 1438 | Теги: Козловский полк | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]