Приветствую Вас Гость!
Вторник, 26.09.2017, 19:18
Главная | Регистрация | Вход | RSS

Меню сайта

Форма входа

Категории раздела

Каталог статей

Главная » Статьи » Мои статьи

О.В. Сазонов "Основание Козлова" (продолжение)

Поход Биркина и Спешнева для строительства нового города был детально расписан в царской грамоте, и воеводам оставалось лишь точно следовать ему. Сначала Ивану Биркину и Михайлу Спешневу приказано было ехать в Переславль - Рязанский и в Пронск. В этих городах по царскому указу, им предписывалось: взять у воевод и приказных людей, служилых людей, которым указано было быть с ними, и идти в Ряжск. И уже затем, собрав в Ряжске людей и проверив их по спискам, которые по государеву указу пришлют из городов воеводы, идти на поле на Урляпово городище.

 «А запасу велети ратным людям, с собою взяти на 6 недель, опричь проезду, да и ружья у стрельцов и у казаков досмотреть, чтоб у них ружье было доброе, да у них же бы было по фунту свинцу да по фунту зелья у человека да по топору да по рогатине да по лошади с телегами. А как из Ряского на Урлапово городище пойдут и что с ними по смотру ратных людей будет, и им о том отписати к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Русии и смотру своего список ратным людям прислати».

 Царь Михаил Федорович в своем указе предостерегает Биркина и Спешнева идти на новое место осторожно: «А дорогою им до Урлапова Городища идти со всеми ратными людьми бережно и усторожливо и станицы перед собою и по сторонам посылать частые и на станах ставиться в крепких местах и сторожи держати крепкие и самим на стороже дозирати, чтобы сторожи стояли во всю ночь крепко и усторожливо, чтоб на них на станах и на походе татарова безвестно не пришли и не погромили. А будет из которых городов ратные люди к ним в Ряской против наряду не придут, и им отписать в городы к воеводам с нарочными гонцы, чтоб воеводы по государеву указу к ним выслали ратных людей на Урлапово тотчас безо всякого мотчанья (промедления), чтоб им безлюдным не быть, также бы и городовому делу за ратными людьми мотчанья у них не было. Да Ивану ж Биркину и Михайлу Спешневу как из Ряского на Урлапово пойдут отписати в городы к воеводам, куды пригоже будет в городах про воинских людей какие вести объявятся, и воеводы б и приказные люди всякие вести писали к ним почасту, чтоб им безвестным не быть». 
 4 октября 1635 года, собрав в Ряжске людей из окрестных городов, назначенных в поход для строительства нового города, Биркин и Спешнев, пошли к Урлапову городищу. 5 октября их догнал отряд казаков из Сапожка, в 50 человек, не успевших вовремя прибыть к месту сбора.
 «А приехав на Урлапово городище, и того Урлапова городища досмотрити где пригоже для береженья от приходу воинских людей быть городу на Урлапове ли городище или инде по их досмотру городу быть. А поставить бы город у великие крепости и у воды и чтоб тем новым городом за крепостьми, которые к тому городу крепости будут вперед в Рязанских и в Шатцких и в иных местах татарские войны не было. А где по их рассмотрении быть городу, и Ивану и Михайлу то место измерить и описати каково то место крепостью и каким образцом на том месте быть городу ли или острогу и скольким быть башням проезжим и глухим, и что под башнями и меж башен будет по мере городовые осыпи, и как в городе в колодезях и в тайниках вода учинить, и что на городовое или на острожное дело какова лесу надобно и далеко ль от города лес сечь и в сколько недель и сколькими людьми со всем мочно сделать, и какими крепостьми город укрепить, и как к тому городу и на скольких верстах для татарского приходу в которых местах какие крепости поделать, и какие крепости и реки и болота к тем крепостям будут, чтоб меж Воронежских и Цненских верхов в Рязанские и в Шатцкие и в иные места вперед татаровя войною не приходили и назад из Руси не отходили, и сколько каких служилых конных и пеших жилецких людей для осадного времени и для сторож в новом городе устроить мочно, и что к тому городу будет пашни и лугов и лесу и всяких угодей и уездных людей у того города устроить мочно ли и далеко ли от города, и в которых местах и у каких крепостей, и скольких человек где уездных людей устроить мочно и у каких угодий, и близко нового города нет ли каких поместных и вотчинных земель старых, да и будет близко нового города старые помесные и вотчинные земли есть и сколько чьих земель вотчинных и поместных же и оброчных откупных рыбных ловель и медвеных ухожьев и всяких оброчных мест. Про то про все сыскати и описати подлинно по статьям и на чертеж начертити, да ту роспись и чертеж прислати к государю к Москве и велети отдать в разряде дьякам думному Ивану Гавреневу да Григорью Ларионову».
 7 октября 1635 года строители нового города пришли в ни­зовья реки Лесного Воронежа. Изучив местность, воеводы отказались от идеи строительства города на Урляповом городище, а обладая данными царем полномочиями, и найдя более удобное место, решили строить новый город на Козловом урочище. Находившееся высоко над рекою, на горе, имеющей множество родников с водою, а вверх по реке по обе стороны лес, и поля в русскую сторону на которых можно поместить, по их мнению, уездных людей, больше тысячи человек, эта местность была более удобна для строительства и дальнейшего проживания людей. А главное решалась основная цель построения крепости - перекрытие татарской дороги, находившейся в двух верстах от Козлова урочища вверх по Воронежу.

 Крепость торжественно заложили в воскресный день 11 октября 1635 года. В те далекие времена, закладывая город, существовал обычай, подкреплявшийся наказом из Разрядного приказа, согласно которому, воевода обязан был начинать закладку крепости в воскресный или в праздничный день. «А на том месте, где по их разсмотрении городу быть, изготовя лес, прося у Бога милости и у Пречистые Богородицы помощи и у всех святых и пев молебны, город облажить и велети город рубити и промышляти им городовым делом по государеву наказу с великим раденьем, а на городовое дело готовити им лес и город делати служилыми людьми, которым по государеву указу велено быть с ними. А покаместа город делают, и им по те места около себя и ратных людей крепости поделать, какие пригоже, чтоб им от приходу воинских людей быти бесстрашным».

 Все это укрепляло боевой дух и обеспечивало всеобщее участие населения города при начале строительства оборонительных укреплений. Территория внутри городских стен затем также освящалась, становясь неприступной для врага, чтобы во время неприятельской осады «сидеть в городе было бесстрашно». Кстати, при замене старых и ветхих укреплений, также соблюдался этот обычай.

 Строительство города царь полностью возложил на Ивана Биркина и Михаила Спешнева. «А делати им город образцом, как пригоже то государь царь и великий князь Михаил Федорович всея Русии положил на них на Иване и на Михайле».

 Были и прямые указания по строительству города: «Да в городе ж устроити им на зелейную казну погреб дубовой и колодези покопати и тайники поделати, чтоб в приход воинских людей в городе однолично осадным людям без воды не быть. Да Ивану ж и Михайлу, устроити в новом городе храм во имя Покрова Пресвятые Богородицы да в приделе великого страстотерпца Георгия или Димитрия». Плотникам и кузнецам, которые были у городового и у церковного дела, было положено жалование, «давать поденного корму по шести и по пяти и по четыре деньги на день из тех денег, которые с ними посланы, а давать им деньги кормовые плотникам и кузнецам добрым и средним по рассмотрении, смотря по их делу и по работе. А в котором месяце и числе и кому именем плотникам и кузнецам и за какое городовое дело денег в расход выйдет, и им то писать в книги подлинно по статьям, а держать государеву денежную казну и расходные книги за своего печатью и береженье к государеве денежной казне истери никакие не было».

 Козловским воеводам был поставлен и конкретный срок окончания строительства. «А промышлять им Ивану и Михайлу городовым строеньем с великим раденьем и поспешеньем, чтоб с Божию помощью город забрать и всякими крепостьми город укрепить однолично нынешней осенью вскоре».
 Для скорейшего завершения строительства нового города воеводам разрешалось не отпускать ратных людей до тех пор, пока не придет из тех же городов им замена. «А ратным людям, из которых городов указано быть с ними, велети быти с собою, переменяясь по шти недель, опричь приходу, а до коих мест из которых городов ратные люди на перемену к ним не придут, до тех мест ратных людей от себя не отпускать, а велеть им жити до перемены, чтоб им в городе безлюдным не быть и городовому б делу мотчанья не было, и по спискам ратных людей смотрити почасту, чтоб с ними ратные люди против наряду были сполна. А как из которых городов ратные люди в новой город на перемену придут, и им тех ратных людей по спискам смотрети же. Да и прежних ратных людей отпускать им по домам пересмотря же и к воеводам писати имянно которые ратные люди были с ними до сроку и сколько и которые до сроку не дожили и что у них останется зелья и свинцу, чтоб воеводам про то было ведомо». 

 Обладая большими людскими ресурсами, воеводы Биркин и Спешнев исполнили царскую волю и в том же 1635 году, осенью, город Козлов, встал на страже Московской окраины.

 В нашем распоряжении имеется отписка воевод Ивана Биркина и Михаила Спешнева, рассказывающая о походе, выборе места и строительстве города Козлова: «Государю, царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Русии, холопы твои Ивашка Биркин и Михалка Спешнев челом бьют. В нынешнем в 144 (1635) году, октября 19 день прислана твоя государева … грамота из Розряда за приписью твоего государева дьяка Григория Ларионова в новый город к нам, холопам твоим, с ряшанином с Павлом Семельдячевым, мы, холопы твои, из Рясскова с твоими, государь. А в твоей государевой грамоте написано: Писали к тебе, государь, мы, холопы твои, из Ряскова с твоими, государь, с ратными людьми и с нарядом пошли на Урляпово городище октября в 4 день по твоей государевой грамоте. Велено нам, холопам твоим, на Урляпове городище, или где лутче, против твоего государева указа город строить с великим радением и поспешением.

Государю… холопи твои Ивашка Биркин, да Михайло Спешнев челом бьют. В нынешнем, государь де 144 году по твоему государеву… указу велено нам, холопам твоим, быть на твоей государевой службе для твоего государева и земского дела ехать на поля, на Урляпово городище, а приехав в Рясской сождовая (ожидая прихода) с разными людьми и пересмотря их по списку итти на поля Урляпова городища. А как из Рясского пойдем мы, холопы твои, и о том бы нам, холопам твоим, к тебе, государю, отписать к смотру своего списку ратным людям прислать. И о том к тебе, государю, мы холопы твои преж сего писали к смотру своего списки ратных людей послали с ряшенином с Павлом Семельдевым Октября в 3 день. А отписку и списки велели мы, холопы твои, подать в Разряд твоим государевым дьякам думным Ивану Гавреневу, до Григорию Лорионову. А которые, государь, ратные люди по наряду к нам … в Рясской не бывали и о тех людях по твоему государеву указу мы, холопы твои, в городы к воеводам из Рясского писали и тех городов ратные люди с Сапожка пятьдесят человек казаков нас холопей на дороге дошли октября в 5 день.

Да по твоему государеву указу велено нам… как приедем на Урляпово городище… того городища Урляпово и иных мест меж воронежских и ценских верхов досмотреть, где пригоже для бережения от приходу воинских людей быть городу на Урляпове городище или инде где пригоже. По нашему … досмотру быть городу и поставить бы город… у великой крепости и у воды, и что тем новым городам и крепостям, которые к тому городу будут впредь в рязанских, в шацких и иных местах, татарские войны не было. А где по нашему рассмотрению быти городу и нам … велено то место измерить и описать…

И Урляпово городища и иных мест мы… досматривали и окромя государь Козлова Урочища угодьям, водою и полями и лесом, где городу быть угоже тово не изыскали места: высоко над Воронежем рекою на горе и тайник из города устроить мочно, и в горе многие родники водою от города близко будут. Вверх по Воронежу, по обе стороны лес, болота и озерки, а поперег лесу по версте подле татарского перелазу, что в нынешнем в 144 году перелазили татаровя Воронеж реку от города верст с две вверх по Воронежу. И мне… тот перелаз велели закрепить надолбами тотчас.

А вниз по Воронежу от Козлова урочища лес большой воронежской, поперег его верст по десяти, и по пятнадцати, и по двадцати в длину пошел. И до Воронежа города верст с полтораста, от Донкова с 80 верст, от Ряскова с 90, а от Сапожка со ста верст, от Шатцка с полтораста верст. А поля, государь, будут с русскую сторону, от города пришли степью, а той степи поперег верст с пятьдесят, а в длину по смете больше двадцати верст… И по твоему, государь, указу городских жилецких людей землями мочно устроить… и уездных…служилых людей испоместить мочно с тысячу человек и больше, а только государь тем уездным людям, которые испомещены будут укажешь ты, государь, служить свою государеву службу с того нового города. И новому городу и украинным городам теми людьми будет помощь и защита от ногайской сакмы великая, и на Козлове урочище по твоему государеву указу, у бога милости прося…острог, которому быть вместо города, обложили в 11 день».

 Строители Козлова, торопясь до зимы установить крепостные укрепления, построили в городе наиболее легкие острожные стены с «обламами». Главную часть конструкции такой стены составлял плотный ряд вертикально стоящих бревен. Длина бревен обычно равнялась обычно 3 саженям, на одну сажень бревно закапывалось в землю (1 сажень = 2,1336 м).

 Острожная стена такой конструкции изнутри скреплялась поперечным горизонтальным бревном, а также железными скобами или деревянными «иглами». Для устройства над острожной стеной «обламов» делалось следующее: на расстоянии около одной сажени от стены с городской стороны, вкапывались в землю вертикальные столбы из расчета: один столб против каждого десятого столба стены.

 Эти столбы соединялись короткими, горизонтально располо­женными бревнами с основной стеной в двух ярусах. Верх­ние короткие бревна назывались «обламными» связями, они выходили над острожной стеной и поддерживали навес «облам», состоявший обычно из трех-пяти рядов бревен. Нижние - короткие бревна, крепились в отвер­стиях – проушинах. На проуши­ны укладывались горизонтальные, обычно осиновые, пластины. Таким образом, вдоль стены устраивались мостки, называемые «кроватями». Для подъема на кровати использовались лест­ницы. В крепостных стенах устраивались бойницы. Бойницы располагались в несколько рядов. Из верхних бойниц огонь вели стрелки - находящиеся на кроватях, из нижних бойниц – стоявшие на земле. 
 По сравнению с рубленой стеной острожная стена с «обламами» имела свои преимущества. Для ее сооружения требова­лось меньше леса, чем при постройке рубленой стены и защитникам крепости, в случае тревоги, было легче и быстрее, подойти к бой­ницам. Недостатком такой стены была ее небольшая проч­ность. Но это было не так важно. Целью татарских набегов, никогда не была осада крепостей и захват территории. Стремясь захватить в плен людей и скот, татары избегали прямых боевых столкновений, не оставались подолгу на одном месте, спешили уйти с добычей. И как показало время, строители Козлова не ошиблись в своих расчетах, за всю свою историю город не был осажден ни разу. Башни в городах устраивались сре­ди стен, и представляли собой либо квадрат, либо правильный шестиугольник. Стены башни всегда рубились «по городовому», методом сруба, часто башни выступали за линию стены. Наличие башен намного усиливало оборону крепости. В них размещалась артиллерия. Башни использовались и для наблюдения за врагом. Для этого на них устраивались караульные помещения - чердаки. Башни, состояли из закрытых, отделенных друг от друга этажей, ко­торых обычно было два или три. Пол каждого эта­жа назывался мостом. Так в трехэтажной башне было три моста: нижний, средний и верхний. Над мостами прорезались бойницы и амбразуры для пушек. Этажи соединялись лестни­цами. Высота большинства башен составляла 15—20 метров, но были и выше. Для строитель­ства башен требовался более длинный дубовый лес, а в его отсутствие использовался сосновый.

 «…да около острогу будет ров… а тайник будет приведен из башни к реке Воронежу у острожные стены до реки Воронежа двадцать одна сажень,…». Тайник в крепости, считался обязательным сооружением и обычно, представлял собой наклонный подземный ход из крепости. В простейшем случае это был ров, покрытый бревнами в один - два наката, на дне которого располагались ступени.

 Большой проблемой стало устройство в городе колодца: «… а колодезя государь в городе нам холопам твоим, копать некем, мастеров и снастей колодезных нет…

А церковь обложили во имя пресвятые богородицы честного и славного Покрова Октября в 18 день.

А земли, государь, подошли к городу: земля помесная боярина князя Дмитрия Михайловича Пожарского село Горетово, да от города вниз по реке Воронежу в 15 верстах и больше, да деревня Ранина Поляна, а в ней дети боярские Рясского города, вниз же по Воронежу в 12 верстах от крепостей…». (ЦГАДА ф.210, столбцы Белгородского стола, стлб.201, л.174-187).

 И вот, на самом высоком месте холма, примерно там, где в настоящее время, находится площадь имени Мичурина, была построена деревянная крепость Козлов. Город, поставленный Иваном Биркиным и Михаилом Спешневым, в плане имел прямоугольную форму, острожную стену с «обламами» длиною стен 370 сажень (примерно 799 м).

 «А помере, государь, около его триста семьдесят сажень … секут лес на острог от города, близко, а иные и по версте, и по две, а дальних в трех верстах секут. А мост будет на остроге по городовому с обламами, а башни будет две проезжих, да восемь башен глухих, да башня у тайника …».

 В крепости было 11 башен различного вида и размеров, которые соединялись одна с другою пряслами. Главная восьмиугольная башня, где впоследствии находились вестовые колокол и пушка, имела 22 сажени вышины. Одна из башен была поставлена на тайнике, который вел к реке Воронежу на протяжении 30 сажень. Тайник (подземный ход) сделан был вышиною в сажень с четвертью, шириною в две сажени без четверти. Стены, пол и потолок тайника были дубовые. В центре города были поставлены две сосновые, «брусяные» Соборные Церкви: в честь Покрова Пресвятой Богородицы и Великомученика Георгия Победоносца, с устроенною на сохах «колокольницею», обнесенные заборною оградою, в которую вели большие рубленные ворота с решетками и «прикалитками» с дверьми.

 По сторонам ограды располагались: воеводский двор с тремя горницами на жилых подклетях, обнесенный забором, людские избы, поварня, сушило, конюшня, погреб, станичный двор, съезжая изба с сенями, двумя чуланами и круглым крыльцом, амбар для всякой Государевой казны, и, возле приказной избы, - застенок.

 В южной стороне города был устроен четырехугольный дубовый острог, на 53-х саженях, крытый в два теса с зубцами. В остроге находились: разрядная изба, тюрьма, тесовый навес для пушек, «зелейный» погреб и житный двор, с тремя житницами.

Снаружи – стены города опоясаны были с трех сторон рвом, шириною – вверху – четырех, в подошве – двух сажень, и глубиной – две сажени с четвертью. От городской стены ров был «ослонен» дубовыми бревнами. С четвертой стороны рва не было, потому что стена города с той стороны шла по окраине высокой горы, отвесно спускавшейся к реке Воронеж. С северной стороны ото рва, в двадцати восьми саженях, насыпан был высокий земляной вал, огороженный стоячим тыном. Вне города были поставлены: двор для стрелецкого Головы, состоявший из избы с клетью, конюшни и людской избы, таможенный двор, два кружечных двора, изба конской площадки.

 После закладки города, царский указ предписывал воеводам Биркину и Спешневу, организовав сторожевую службу, доложить обо всем государю. прожевыовав  сторожевые постыказ предписывал воеводам«А как по государеву указу город поставят и совсем устроят и в которых местах от нового города сторожам сместным и отъезжим для береженья от воинских людей стояти и далеко ль от города и кого имянем и каких в новом городе и в какой службе устроят и что за ними подгородные и отъезжие пашни и всяких угодий учинят и далеко ль от города, и что от нового города по смете и по выпросу тамошних людей будет верст до Воронежа и до Ряского и до Шатцкого и до иных украйных городов, которые к новому городу поддались, и в которых городах из нового города быти вестовщикам, и Ивану и Михайлу то все написати в книгу порознь по статьям и отписати о том к государю царю и великому князю Михаилу Федоровичу всея Русии и ту книгу и городовой чертеж, как город устроят, прислати и велети отдати в Разряде дьякам думному Ивану Гавреневу да Григорью Ларионову…».

 Что и было выполнено, чертеж города Козлова был составлен и отправлен в Москву. Там он был проанализирован и возвращен с замечаниями об укреплении «худых мест». После устранения всех замечаний был составлен новый чертеж.
Категория: Мои статьи | Добавил: Олег (12.10.2012)
Просмотров: 1132 | Теги: Козлов | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]